Компания «Рунда» появилась в 2011 году в Курске стараниями Михаила Негребецкого. Сейчас он – генеральный директор фирмы с 28-миллионным годовым оборотом. Успешный бизнес построен на убийствах.

Но не стоит пугаться, всё в рамках закона. Инженерно-производственная компания «Рунда» специализируется на обслуживании мясокомбинатов. Проекты по оснащению забойных цехов оценили предприниматели российских регионов (Калмыкия, Воронеж, Камчатка и т.д.) и соседних стран – Белоруссии и Казахстана. «Рунда» не только создает план будущего мясокомбината, но и помогает реализовать – закупает оборудование для переработки, подвесные трубчатый и полосовой пути, устанавливает и организует процесс убоя по требованию заказчика. Компания, которая входит в топ-5 проектировщиков России, внедряет и собственные изобретения, оптимизирующие производство.

28 миллионов – веское доказательство доходности «убийственного» бизнеса. А начиналось всё с каких-то 10 тысяч рублей.

— Это был наш стартовый капитал, — рассказывает глава компании Михаил Негребецкий, — фирма тогда базировалась – не поверите — в гараже. На 10 тысяч закупили сварочное оборудование, токарное, фрезерное... И после каждой сделки вкладывались в железки. Первые два года никакого хлеба не было. Была только соль! (смеется). Сейчас в нашей компании работают 18 сотрудников. Ни один рабочий день не похож на другой, поскольку мне приходится быть универсальным специалистом. Сегодня я могу работать инженером в течение двух часов, потом технологом, затем заняться автоматикой какого-либо техпроцесса, а после – снова стать гендиректором: подписывать документы, созваниваться с заказчиками. Благодаря тому, что я знаю, какие задачи выполняет каждый сотрудник, нам легко договариваться и контролировать процесс.

Как устроен забойный цех

— Наша компания действительно имеет прямое отношение к убою скота, — продолжает Михаил, — Представьте, что у вас много денег и вам хочется вложить их в какой-то бизнес. Мясопроизводство – беспроигрышный вариант для инвестиций. Как правило, потенциальный предприниматель знает как и куда реализовать продукцию, но нуждается в услугах организации скотобойного цеха, чтобы получить необходимое мясо. Для этого и нужна «Рунда». Нам звонят, мы составляем проект на предполагаемое количество убоя скота (30 коров или 100 – не имеет значения), который должен получить одобрение заказчика и затем приступаем к работе.

Любому грамотному подрядчику необходимо знать розу ветров — животных всегда следует заводить из-под ветра, чтобы неприятный запах не сохранялся в помещении. Далее скот ведут в предубойный загон — одну или несколько голов, в зависимости от предусмотренного заказчиком количества мяса. В этом отделе животное подготавливается к смерти – моется, осматривается, взвешивается специалистами. Затем его направляют в бокс, там закрепляют и оглушают.

Девять кругов ада

Существует несколько способов оглушить животное.

1. Электрошоковый метод. Несколько проводов помещают либо на затылочную часть, либо под сердце или между лопатками. Дается удар в 110 Вт. Это быстро и эффективно, однако, если напряжение больше необходимого, то возникает риск получения животным гематом, разрывов внутренних органов, кровотечений и травмы костей. Подобная неаккуратность значительно снижает стоимость и качество мяса.

2. Пороховой. Как правило, используется пневматический пистолет с выдвигающимся ударным стержнем. При таком способе оглушения  мозг крупного рогатого скота поражается до мозжечка, который, оставаясь невредимым, по-прежнему контролирует нормальное функционирование внутренних органов, но само животное оказывается парализованным. Если голова плохо зафиксирована, то могут возникнуть опасные для человеческой жизни  ситуации. - Бывает, что работник «промахивается», — делится Негребецкий, — мозг у коровы небольшой, и легко сделать дырку в черепе, не задев чего-либо жизненно важного. Тогда животное оглушается на долю секунды, чтобы в считанные мгновения прийти в себя. И уж тогда… Представьте себе быка весом в 600 кг, который явно не пришел в восторг от проделанных с ним экзекуций. В такой момент у человека есть 20 секунд, пока он поднимается, чтобы что-то предпринять: либо схватить кувалду, либо бежать.

3. Газовый. Самый дорогой и оптимальный способ. Риск повредить тело практически нулевой. Однако не каждый комбинат возможно технически оснастить подобной камерой.

После любой из перечисленных манипуляций, животное поднимают на подвесной путь. Далее тушу доставляют на нутровочный стол, потрошат ее и отправляют в холодильник.

Заказчики

У каждого клиента свои требования к результату.

— Одному нужна шкура, другому – не нужна; один говорит, что будет вырабатывать кишку, а кто-то отправляет ее в крематорий; четвертому нужна полутушка, пятому только целая, и под интересы каждого следует подстроиться, — объясняет Михаил, — Но интересы иногда меняются. Пока удается предугадывать потребности. Нет одинаковых заказчиков и, соответственно, нет одинаковых проектов. Часто приходится самому всё показывать, объяснять, как и что устроено. Многие не знают, но для разделывания существует 48 видов ножей! Я использую всего 20 – это упрощает процесс.

После первого забоя — всегда шампанское и шашлык. Заказчик, как правило, потом занимается переработкой и сбытом полученного мяса и в услугах «Рунды» больше не нуждается. Но бывает, что инвестор меняет свои планы: к 40 головам крупного рогатого скота ему захотелось прибавить еще 20, а то и 50. Эти «семь пятниц на неделе» вдохновляют Негребецкого, на создание инженерных новинок, у которых нет аналогов. Одна из таких – бокс ритуального забоя в положении стоя. Так называемый, «бокс халяль».

Религиозный вопрос

— Кстати, о «ритуальном забое». Нам приходится ещё и религии изучать, — рассказывает бизнесмен, — Буддисты не едят говядину, а мусульмане – свинину. Но деньги уравнивают любые предпочтения. Вспомнилось, как пришел ко мне ярый исламист с видами на коров. Я без задней мысли спросил его: «Будем ли свинью забивать?». Мусульманин, конечно же, отмахнулся от меня чётками, категорически отказавшись от «нечистого животного». Мы заключили сделку, и я выполнил проект. Год спустя предприниматель снова звонит мне и просит о личной встрече. Оказалось, что положил глаз на «нечистую» свинью! Сообщает мне: «Мулла дал благословение! Надо огородить закуток для свиньи, чтобы не «запачкать» говядину, и тогда всё будет правильно!».

По мнению Михаила, «кошерные» и «халяльные» продукты, которые постепенно захватили отечественные прилавки, не что иное, как хороший маркетинговый ход.

— Даже яйца продают под брэндом «Халяль»! Это же абсурд!
Вражда на религиозной почве в этом бизнесе – бессмысленное дело. И заказчик, и подрядчик при любых обстоятельствах сохраняют партнерские отношения, какие бы боги и пророки при этом ни участвовали.

Женщины

— Женщин в нашей профессии, как правило, нет. Это тяжелый труд. Иногда приходится разгружать по несколько десятков тонн. Хотя я встречал на мясокомбинатах женщин, которые работали ножами. Удивительно, но среди инвесторов, которые хотят вложиться в мясопереработку, примерно 35 % — дамы, — утверждает Михаил, — Вообще гендерная принадлежность заказчика не имеет никакого значения. И с мужчиной, и с женщиной одинаково бывает нелегко работать. Особенно тогда, когда они начитаются литературы, не имея никакого практического опыта. Тогда нам сложно найти общий язык. Но так в любом деле, мне кажется.

Запах смерти

— Мы относимся к скотобойне как к своей работе. Со временем чувства притупляются, и ремесло становится будничным. Просто делаем мясо. Конечно, забивать животных просто так – глупо, — рассуждает Негребецкий, — А мясо – это пища. Если кто-то считает себя вегетарианцем, то это его личное дело. Я считаю, что человек – всеядное существо, и мясо в его рационе должно присутствовать. Домашняя свинья и волк питаются растениями, но в дикой природе они оба не откажутся от зайца. А вообще спорить о вегетарианстве – нерационально.

По словам бизнесмена, многие заказчики избегают появляться на бойне. Сказать, что это неприятное зрелище – ничего не сказать:

— Процентов 40 людей, бывающих в цехе, теряют сознание. Кого-то выворачивает от увиденного зрелища. У животного есть один запах, у смерти – другой. И эти запахи пропитывают насквозь. Наши родные всегда знают, где мы были, если забивали скот… Например, как-то раз отправился в Москву на сделку. Естественно, работал на бойне несколько дней. После этого сел в метро. И до Курского вокзала ехал один. Этот запах создавал вокруг меня некий барьер. Люди даже не понимали, что это и почему становится так невыносимо, поэтому сторонились. Но вообще на бойне выдают халаты. Иногда даже заставляют проходить карантин – не покидать гостиницу, обязательно попариться в бане. Не рекомендуется находиться в цеху в уличной одежде – своим присутствием можно испортить качество мяса. Нежелательные бактерии могут попасть на тушу и быстро развиваться в благоприятной среде. А это – потерянные деньги.

Есть у скотобойников и свои лайфхаки. Зная, что комбинат должен реализовать мясо максимум через 3 дня, ошибиться в правильном выборе сложно. Если вы спрашиваете на рынке свежее ли мясо, и вам отвечают, что забой был утром – не верьте. Скорее всего, он был либо вчера, либо позавчера. Кроме того, если животное убили утром, температура мяса будет 8-10 градусов тепла. Если вчера – то 4 градуса. И разница ощутима.


comments powered by HyperComments