По информации УМВД по Курской области для нашего региона наличие проституции — не самая животрепещущая проблема. Действительно, мы не так часто слышим о скандалах, связанных с секс-индустрией. Только вот реальные масштабы явления оценить довольно сложно из-за особой специфики.

Времена, когда «ночные бабочки» действительно работали по ночам, прошли. Сейчас в печатных изданиях интим-услуги маскируются под службы знакомств. Любовь за деньги теперь легко отыскать и при помощи поисковика. Но правоохранители специально не мониторят базы интим-работниц в Интернете. Дело здесь не столько в нерадивости стражей порядка, сколько в специфике вопроса: чтобы привлечь проститутку к ответственности, необходимо зафиксировать факт передачи денег, а делать контрольную закупку по каждому профилю, всплывающему в сети, просто нереально. На это потребовалось бы слишком много времени и ресурсов. Поэтому оценить реальные масштабы явления просто невозможно.

Либо штрафы, либо налоги

Если говорить о причинах, подталкивающих женщин к этому пути, то главными среди них остаются экономические — просто не хватает денег. Примечательно, что большой процент задержанных за оказание секс-услуг в Курской области девушек имеет вполне тривиальные постоянные места работы, а проституция для них — нечто вроде дополнительного заработка.

Так или иначе, проблема, безусловно, существует. Значит, необходимо с ней бороться. Только как? По сути, способ добычи денег — личный выбор каждой женщины, вопрос ее моральной устойчивости. Наказание за торговлю своим телом не столь уж и суровое — всего-то административный штраф. То есть пойманная с поличным проститутка платит от 1500 до 2000 рублей, что, судя по расценкам в Интернете, в среднем эквивалентно часу работы, и спокойно возвращается к профессиональной деятельности. Уголовное наказание сроком до 5 лет грозит только организаторам секс-бизнеса — владельцам сомнительных массажных салонов и саун.

Как один из вариантов решения проблемы — опыт Германии. Там проституция легализована, секс-работницы имеют статус ИП, платят налоги и получают медицинскую страховку, пенсию. Представьте, как эта модель работала бы у нас: стоя на объездной трассе и отчисляя налоги с трудовой деятельности, девушки тем самым помогали бы эту объездную вовремя ремонтировать, и все, казалось бы, в плюсе. Но на практике это выглядело бы не столь радужно: допустим, коммерческий секс-работник решает сменить сферу деятельности, но много ли курских работодателей согласятся нанять девушку в статусе «ИП Снежанна»? Да и опыт самой Германии показывает, что уровень проституции легализация не понижает — проблема становится более прозрачной, но всё же не решается.

Консумация против инстинкта охотника

Оказание интимных услуг является правонарушением, пусть и административным. Однако их покупка — нет. В момент задержания в пикантной ситуации мужчина из непосредственного участника событий сразу превращается в свидетеля. В нашей стране было несколько попыток изменить уголовный кодекс, чтобы тех, кто пользуется интим-услугами, можно было привлечь к ответственности, но ни одна из них успехом не увенчалась. Хотя в Швеции, где с начала 2000-х проституция декриминализована, а покупка таких услуг незаконна, количество подобных преступлений сократилось вдвое.


С морально-нравственной точки зрения покупать любовь ничуть не лучше, чем продавать ее. Все это понимают. А потому не особенно хвастают контактами с девушками облегченного поведения, но не видят в них ничего ужасного. О том, почему мужчинам проще пользоваться интим-услугами, ответил Олег (имя не раскрывается из этических соображений):

— Простота достижения цели. Проститутки честнее — им заплатил и получил секс, а за обычными бабами надо долго ухаживать, тратя гораздо больше времени и денег, а в итоге можно вообще не получить желаемого. Мне не надо заморачиваться: я хочу есть — покупаю еду, мне нужна одежда — покупаю одежду, мне нужен секс — я плачу деньги и получаю качественный секс, да еще и понимающего собеседника.

Стереотип о мужчинах-охотниках в данной ситуации уже не работает, так как, по мнению Олега, завоевывать надо ту девушку, которая действительно понравилась. А платные интим-услуги — это уже из области не человеческих, а товарно-денежных отношений.

Воспринимать в такой ситуации проститутку как человека довольно сложно. Выходит, секс-услуги должны рассматриваться в контексте прав женщин. Хотя обществу удобно считать, что это — всего лишь их личный выбор.

Большое внимание уделяется социальной реабилитации наркоманов и алкоголиков, бывших заключенных, но проститутки, оплатив штраф, не могут рассчитывать на какую-либо помощь. В Курской области нет ни одного проекта, при содействии которого они могли бы вернуться к нормальной жизни. А ведь зачастую это женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации и нуждающиеся в юридической и психологической поддержке.

 

Автор: Ольга Воронцова