В декабре на Руси темнеет рано. Густые сумерки начинают пожирать день уже в районе четырех часов. Тоскливо, грустно, пусто. Новогоднее настроение тает, перемешивается с грязью, бросается в лицо сырой холодной смесью, состоящей из снега, дождя и слез самозанятых граждан. Какое уж тут веселье?

Тем не менее, в России всегда остается место для юмора. Не надо проявлять фантазию, выдумывать, искажать обстоятельства и факты. Курьезные случаи сыплются на граждан Великой Империи как из рога изобилия. Успевай только посмеиваться. Да настроение себе поднимать.

Анекдот

Расскажу вам анекдот. Жизненный такой. Колоритный. Национальный. Пришли как-то к царю ...Ладно, до царя, конечно, дело не дошло. Некогда ему, царю, с нами тут возиться. Решили как-то два боевых товарища поправить свое здоровье. Благо, что в Курском царстве да в опустевшем безмихайловом государстве и учреждение специализированное имеется. Госпиталь для ветеранов войн называется.

Товарищи наши самые что ни на есть настоящие участники боевых действий. А если быть еще точнее — инвалиды этих самых действий. Чудом выжили во времена процветания методов «замачивания» врагов государства и прочих супостатов в специально отведенных под это дело отхожих местах. Другими словами, имеют вроде как право вышеуказанный Госпиталь посетить. И не просто посетить и полюбоваться на неунывающий призрак некогда процветающей советской медицины, а принять непосредственное участие в спиритическом сеансе, так сказать.

«В основе деятельности ОБУЗ „Госпиталь для ветеранов войн“ всегда был и будет принцип взаимоуважения и уважения к человеку — пациенту, принцип, от которого зависит облик медицины Российской Федерации в целом», — воодушевленно сообщает официальный сайт указанного учреждения.

Не берусь судить об общем облике медицины Российской Федерации, да и не очень хочу, поскольку на эту благодатную тему можно дискутировать часами, орошая литрами слюней зазевавшихся оппонентов, а вот об облике медицины в славном городе Курске на примере конкретного специализированного заведения поговорить мне хочется.

Завязка

Когда два ветерана боевых действий только переступили порог Госпиталя, ничего не свидетельствовало о том, что что-то может пойти не так. Не было судьбоносных знаков, предупреждающего рокового стечения обстоятельств, возникшей непонятно откуда недобро ухмыляющейся цыганки. Да даже гороскопы обещали удачный благоприятный день!

Вежливый медицинский персонал, приветливый внимательный доктор, являющийся, действительно, квалифицированным специалистом, с полной отдачей относящийся к своей работе и пациентам, улыбки, приветливые слова, уважительные покачивания головой...

Сказка начала портиться при заселении в палату: бедненько, простенько, грязненько. Да еще и ждать пришлось долго, потому что из больничной комнаты никак не могли выселить отбывшую срок бабушку. Всяко бывает.

Но оптимизма служивые люди не теряли. «Мы же лечиться приехали, а не на курорт! Мы к любым условиям привыкли!». И начали раскладывать вещи.

Кульминация

Пока наши герои осваивались в своем временном пристанище, специалист по клинингу притащил откуда-то потрепанный жизнью телевизор: «Вот! Вы же ветераны! Вам положено!». К сожалению, телевизор картинку передавать отказывался категорически. Зато его можно было слушать!

«Тоже хорошо!», — благодушно решили вояки. А специальную приставку было решено привезти из дома. Ну, чтобы приёмник телевизионных сигналов изображения не только звуковые сигналы в палату передавал.

По прошествии небольшого количества времени герои сего повествования поняли, наконец, причину своего беспокойства. В комнате стояла невыносимая вонь. Этакий микс из крайне неприятных запахов непонятного происхождения и щедро рассыпанной хлорки. Когда глаза начали слезиться и, отнюдь, не от нахлынувших ностальгических воспоминаний, боевые товарищи приняли единственно верное решение: отправиться на обед.

Полная неразбериха со сменами питания, отсутствие специализированного меню для стола с табличкой «диета №5» да и общая атмосфера все еще не могли испортить решительного настроя получить-таки законные медицинские «плюшки». Разглядывая погрустневшими голодными глазами помещение, предназначенное для поглощения пищи, один из товарищей обнаружил на других столах курицу, в то время как на их столике уныло расположилось одинокое пюре, щедро политое сливочным маслом.

«Вы только заехали! Не положено!», — по-военному отрезал распорядитель казенных харчей. Оставалось только вздохнуть, молча развести руками и есть, что дают. Когда я ем, как говорится...

А между тем, запах из палаты никуда не делся. Хуже всего пахло в ванной комнате, но источник вони определить не удалось. Зато удалось сделать сразу несколько интересных открытий: в ванной комнате отсутствовали крючки, куда можно было бы повесить одежду и полотенце, хоть какое-то приспособление для мыльно-рыльных принадлежностей, а в уборной не был обнаружен стульчак. Присутствовали ржавая труба, которую впоследствии администрацией учреждения было предложено использовать вместо крючков, такая же ржавая ванна и порванный в нескольких местах душевой шланг. Ну и запах. Он оставался на месте.

Нездоровый оптимизм все еще не покинул наших героев. Шланг был отремонтирован собственными силами, крючки, полочки и стульчак было решено купить на следующий день и вместе с телевизионной приставкой доставить к месту обитания. С этими мыслями и отправились спать.

Но со сном тоже получились проблемы. Спать с закрытым окном было невозможно по причине вышеупомянутого запаха. Спать с открытым окном долго не получилось, потому что тут же заложило нос и горло. Лечиться же все-таки приехали, ну! В общем, спать не получилось в принципе.

На утро выяснились три решающих момента. Во-первых, ни за какими дополнительными вещами наших товарищей никто не отпустит. Режимный объект, видимо. Нечего шастать. Во-вторых, крючки и полочки вообще не обязательны. Вешайте на ржавую трубу. Ставьте на разваливающийся подоконник. А стульчаки запретила санэпидемстанция! Ну как маленькие, ей Богу.

А в-третьих... Да. В комнате неприятный запах. Ну что вы хотите. Здесь пожилой человек жил. Жил-поживал, добра наживал и подгузники использованные всю дорогу сушил. На той самой ржавой трубе. Ну куда вы потом полотенца вешать будете! Это санэпидемстанция не запрещает. Это она даже поощряет!

Развязка

Когда мой папа все это рассказывал, он искренне смеялся. Свое лечение в Госпитале для ветеранов войн он воспринимал как забавное веселое приключение. А вот мне было не смешно.

Мой папа был в Чечне десять раз. В самый разгар боевых действий. Командировки от двух месяцев до полугода. Окопы, взрывы, автоматные очереди, палатки, буржуйки, ранения и лица товарищей, которые никогда уже не вернутся домой — это то, что он привез собой из Чечни. А ещё статус ветерана боевых действий.

И неужели на единственный Госпиталь, который призван оказывать помощь тем, кто получил многочисленные увечья, ранения, травмы, кто своей кровью расплачивался за целостность и безопасность этой страны, нельзя выделить средства? Чтобы вот этого позора не было. Хотя, о чем это я...

Совсем недавно одна прославившаяся на всю Россию барышня, во всеуслышание заявила, что государство никого не просило рожать. Видимо, это же государство и воевать никого не просило.

Ржавые трубы, облезлые стены, сломанные шланги, — этого, видимо, вполне достаточно. Это все, что заслужили люди, рисковавшие своей жизнью ради государства, которое никого никогда ни о чем не просит.

«ОБУЗ „Госпиталь для ветеранов войн“, ставший для многих из работавших раньше и работающих здесь сейчас, настоящим вторым домом», — говорится на сайте лечебного заведения.

Без комментариев.