О ВИЧ-инфекции СМИ вспоминают только в мае и декабре. Хотя проблема не исчезает. Об этом полезно задумываться намного чаще, чем два раза в год.

Виктория Барышникова, врач высшей категории, работает с инфицированными пациентами с самого основания СПИД-центра в Курске, заведующей которого является. Она рассказала о ситуации с инфекцией в области, о лечении, диссидентах, и о том, что такое приверженность.

— Как в Курске к своему диагнозу относятся инфицированные?

— Чаще всего скрывают. По статье Уголовного кодекса сокрытие своего статуса при вступлении в половую связь наказуемо. Но при этом должно быть заявление от девушки. Пострадавшие приходят к нам в центр, плачут: «Да я его убью, я его засужу!». Мы говорим, что для этого необходимо подать заявление в органы. И девушки отказываются. Курская область достаточно небольшая, многие знакомы друг с другом, поэтому большинство из них не готово обнародовать такую интимную информацию. Каким бы закрытым ни был суд, вероятность, что слух распространится, очень велика.

— Оказывается ли психологическая поддержка?

— Да, в штате центра есть социальный работник и психолог. Для встреч группы взаимопомощи мы выделяли помещение. Но мероприятия не пользовались популярностью. Есть некоторые люди, которые оставляют свой телефон нам, врачам, чтобы мы могли дать его таким же пациентам, ищущим общения. Мы сотрудничаем с Курской региональной общественной организацией «Мельница». Ребята помогают инфицированным людям адаптироваться и привыкнуть к своему диагнозу, бороться с ним. Благодаря им, больные вирусом могут общаться и поддерживать друг друга.

— При каких обстоятельствах в области выявляется положительный результат?

— Много вариантов. В группу риска входят употребляющие наркотики, больные заболеваниями, передающимися половым путем, в том числе и гепатитом. Также есть и клинические показания: лимфаденопатия, резкая потеря веса и т. д. Есть категория лиц, которая обязательно подлежит обследованию: доноры, иностранные граждане, получающие вид на жительство или временное проживание,  сотрудники больницы, работающие с кровью, гинекологи. По закону обязаны проверяться призывники. Остальные — по добровольному согласию. Через общественные организации мы закупаем экспресс-тесты слюны и предлагаем провериться во время акции «Стоп-СПИД».  Предупреждаем, что это предварительный результат, а сдать кровь можно будет уже в нашем центре. Нам помогают волонтёры — студенты КГМУ. Любое тестирование анонимно.

— Какой результат в Курской области за последнее время?

— За 2015 год было обследовано 250 тысяч человек, из них только  755 анонимно. Инфицировано около 400. Во время обязательного обследования доноров выявляемость маленькая — 1-2 случая в году. 10-15 человек ежегодно обнаруживаем среди будущих мам. Давно пора забыть, что инфекция распространена только среди маргиналов. Это заблуждение! Пример: порядочная девушка выходит замуж за гражданина Украины. Приезжие таким образом сейчас активно адаптируются в нашей стране. Естественно, статус неизвестен ни одному из молодоженов. Потом случайно выясняется, что в прошлом у него были истории с употреблением наркотиков, сомнительные интимные связи, в результате которых он с большой вероятностью может оказаться инфицированным. Когда выявляем эпизод заболевания, обязательно спрашиваем о контактах в последнее время. Сейчас в области 1200 человек состоит на учёте. 40 % из них — жители Курска.

— Жалуются ли пациенты на стигматизированное отношение к ним со стороны медицинского персонала?

— Я не могу вспомнить таких случаев за последнее время. Некоторые редко жалуются, что специалисты разного уровня не уделяют должного внимания, говоря: «Ты тут вичовый, посиди, подожди!». Но я не могу сказать, где это происходит конкретно. По закону медики обязаны беспрепятственно оказывать помощь лицам с социально значимыми заболеваниями. Многие женщины, узнав о своем статусе, решаются на аборт. Никаких ограничений нет.

— Всё ли в порядке с лекарствами?

— Специфические препараты по лечению ВИЧ-инфекции мы получаем бесплатно за счет средств федерального бюджета. В прошлом году к нам поступили лекарства на 45 млн. р. и в результате терапию получили 600 с лишним человек. Перебоев в поставке препаратов в Курской области нет.

— Есть ли в области ВИЧ-диссиденты?

— К сожалению, как и везде. Недавно по этой причине погибла 30-летняя женщина, у которой остался маленький ребёнок. Она стояла на учёте, мы наблюдали её. Вскоре она вышла замуж за мужчину, который отрицал существование инфекции и вынудил ее написать официальный отказ от лечения. В результате, мы потеряли человека...

— Но если бы она не отказалась от терапии, сколько бы она прожила?

— Люди с положительным статусом при соблюдении правил терапии и подходящих препаратах могут умереть только от естественных причин, как и те, у кого нет заболевания. К несчастью, из-за диссидентов, которые отказываются признавать существование такой проблемы, как ВИЧ, инфекция получает большее распространение. По этой причине мы не можем точно сказать, сколько именно среди населения таких, которые не знают о своей болезни и продолжают заражать ею других.

Действительно, многие не верят в свой диагноз, потому что на первом этапе нет никаких симптомов. Потом (пока нет достоверных научных фактов, по каким причинам это происходит) вирус начинает резко размножаться. Иммунитет падает. На фоне сниженного иммунитета появляются те же самые болезни, от которых страдают и здоровые — пневмония, ангина, кишечные нарушения. Но на фоне ВИЧ такие недуги протекают тяжело, трудно поддаются лечению и если в это время не начать антиретровирусную терапию, то исход бывает летальным.

Отрицать существование вируса — глупо и бессмысленно. Но и спорить с диссидентами — так же глупо и бессмысленно, их нельзя переубедить в своем желании погибнуть. Мало того, что диссиденство существует в ВИЧ-сообществе, так еще и появилась тенденция отказываться от вакцинации! Родители просто губят своих детей! Из-за этого общество получает вспышки полиомиелита, кори.

— Есть ли в нашей области ВИЧ-положительные люди, которые живут с этим статусом уже долгие годы?

— Конечно, есть. У нас есть молодой человек, который живет на терапии уже 11 лет. В то время были большие проблемы с препаратами — они не поступали к нам свободно, как сейчас. Поэтому нам приходилось лечить только самые тяжелые случаи. У него был туберкулёз и множество других заболеваний, потеря веса чуть ли не в 40%. Этот парень находился в местах лишения свободы, из которых его комиссовали умирать. Но нам удалось его спасти, во многом благодаря его 100%-приверженности. Приверженность — это большое желание пациента соблюдать правила приема терапии. Сейчас он женат на ВИЧ-отрицательной девушке, которая сохраняет этот статус до сих пор, у них растут двое здоровых детей. Он очень хотел жить и прикладывал максимум усилий для этого.

— Как происходит назначение терапии?

— Если пациенту показано лечение препаратами, то это на всю оставшуюся жизнь. Уже доказано, что при правильном и своевременном приеме лекарств, вирусная нагрузка подавляется. К сожалению, невозможно полностью избавиться от нее. Вирус — это внутриклеточный паразит. Нет таких препаратов, которые бы могли победить внутриклеточного паразита без вреда для клеток. Но есть медикаменты, способные заставить вирус «спать». При правильном лечении вирус не обнаруживается в крови и других жидкостях. Это значительно сокращает возможность заразить кого-либо традиционными способами, например, при половом контакте. Но должна быть абсолютная приверженность — ежедневный прием лекарств без опозданий. Это ответственное отношение к своему будущему.

— Сколько в среднем таблеток должен выпить пациент за день?

— В среднем три. Препараты бывают разные и не всегда подходят под индивидуальные особенности организма. Тогда мы заменяем их на другие. Когда все лекарства подобраны правильно и принимаются вовремя, то можно гарантировать, что всё будет хорошо.

— Есть ли случаи, когда инфицированные женщины рожали больных детей?

— По последним данным, родилось более 300 детей от ВИЧ-позитивных женщин, из них 14 с инфекций, они находятся под нашим наблюдением. При чем 9 — уроженцы нашей области, а остальных уже привезли из других регионов. Чтобы родить здорового ребёнка, инфицированная женщина должна строго принимать терапию во время беременности. Но не все будущие мамы поступают сознательно: некоторые намеренно пишут отказ от лечения, другие — недобросовестно принимают препараты, пропуская дни, а третьи — социально не адаптированы и не стоят на учете во время беременности, поэтому их статус никому не известен.

—   Каков средний возраст заболевших?

— В настоящее время ВИЧ-инфекцией страдают в основном люди от 30 лет. И чаще всего заражение происходит половым путём. В этой категории примерно одинаковое количество и мужчин, и женщин. Этим мы отличаемся от остальных регионов — у нас мало случаев заражения через наркотики. В данном случае инфицированных мужчин больше.

— Как не стать мишенью для ВИЧ-инфекции?

— Не надо бояться инфицированных людей, надо хорошо знать, как не заразиться. Вирус передается через кровь, половым путём и вертикальным — от мамы к ребёнку. Всё. Ни через рукопожатие, ни через пользование бытовыми приборами, ни через баню или бассейн, ни тем более через дружбу и общение — ВИЧ-инфекция не передается.

В настоящее время жить с ВИЧ можно вполне комфортно: беспрепятственно работать, развиваться, создавать семью, воспитывать здоровых детей. Конечно, не без ограничений и самодисциплины. Но продлить свою жизнь человек с позитивным ВИЧ-статусом может на 25-30 лет в среднем. Увы, к полному очищению от стигмы в адрес инфицированных людей общество пока не готово — оно всё ещё находится в заблуждении из-за кричащих заголовков о «чуме XXI века» и «болезни гомосексуалистов, наркоманов и преступников».

Наука по-прежнему вплотную занимается поиском решения этой проблемы. Американские специалисты применили технологию редактирования генома CRISPR/Cas9,  удалив вирус ВИЧ первого типа из ДНК трех видов животных. В исследовании принимали участие мыши с иммунными клетками человека. Во всех экспериментах ученым удалось полностью устранить вирус из ДНК животных.

comments powered by HyperComments