12 июля отмечается Всемирный день бортпроводника. Лилия Болонина из Курска отдала небу 5 лет своей жизни, но предпочла счастливую семью воздушной карьере. Media City узнал у землячки, что забыть любимую работу не так уж просто, а скучать по небу – нормально.

Антрекот в мясном отделе

«Началось все в 2007 году. Я, как и тысячи юных ребят, едва отгуляв на выпускном вечере, ринулась покорять Москву. Мне было 17 лет, с собой несколько тысяч рублей, воспоминания о бесконечно любимом городе и ворох планов на будущее. Я никогда не планировала связать свою жизнь с небом, морем… Никакой романтики. Скорее, наоборот. Планировала стать врачом, журналистом, юристом. В итоге, поступив на журфак, после второго курса я заскучала и на просторах интернета нашла объявление о наборе в группу бортпроводников «Аэрофлота». Тогда мне было 19 лет. На собеседовании меня осматривали, как антрекот в мясном отделе: «Повернитесь, пройдитесь, улыбнитесь... Что с зубами, волосами? Покажите руки. Ага, ага...» Проходите в аудиторию для тестирования по английскому. Спустя 5 часов собеседование было пройдено, и я получила направление на ВЛЭК (врачебная летно-экспертная комиссия).

Для всех поступающих в «Аэрофлот» на первоначальную подготовку обучение бесплатное, точнее, ты ничего не вносишь авансом. Но в последующем из зарплаты ежемесячно вычитается небольшая сумма. Стоимость обучения около 300 тысяч рублей. Контракт на 3 года.

Миф о какой-то стандартной внешности бортпроводника — совсем не миф. Это правда. Размер одежды 48 — предел. Больше просто не шьют форму. А вот рост — не проблема. Главное, чтобы все в девушке сочеталось. Никаких татуировок и шрамов на видных местах. Более того, если при прохождении медкомиссии тату обнаружится на укромном месте — отправят к психиатру, чтобы врач удостоверился в адекватности кандидата. Негоже это, добровольно свое тело расписывать!

Уровень владения языком — не ниже pre-intermediate. Во всех остальных случаях идти на собеседование — бессмысленно. Отсеят еще в дверях.

Обучение длилось почти 4 месяца. В это время выплачивалась какая-то символическая стипендия. Ребята на моем потоке подобрались один к одному. Каждый попал совершенно случайно, но, видимо, это и была «рука судьбы». Многие работают до сих пор. Кто-то вышел замуж/женился, ушел из профессии. Но мы все и по сей день поддерживаем связь!

График работы — ненормированный, поэтому такая работа, скорее, для холостых. Ты можешь улететь утром в Питер или Казань и уже к вечеру забрать ребенка из детского сада, а могут поставить в резерв и среди ночи отправить в недельную командировку в Вашингтон. Необходимо понимать, что приходя в авиацию, ты перестаешь принадлежать себе. Твоего времени просто не существует. Жизнь подчиняется расписанию вторник/пятница (дни, когда ты получаешь план работы на электронную почту).

Лилия (сидит на полу крайняя слева) во время первоначального обучения. Лётный комплекс

«Вам в морг, а мне на работу!»

Пожалуй, самое прекрасное в этой профессии — чувство новизны и того, что ты необходим кому-то. Тебе никогда не будет скучно: каждый рейс — новые люди, новый экипаж, новый самолет. Да, сейчас многое изменилось, стюардесс часто воспринимают как «воздушных официанток», но не все.

В каждом рейсе обязательно будет ситуация, когда бортпроводнику приходится проявить качества психолога, врача, мамы или друга, пусть даже на короткое время...

Не обходится без юмора. У меня однажды была забавная ситуация во время ночного рейса в Лондон. Все пассажиры уставшие, сноб и ханжа сменяют один другого. Напротив моего кресла присаживается типичный «житель Лондона», бывший резидент СССР. Лет 70-80. Вопросами замучил еще при размещении на борту. Еще и комментарии отпускает колкие. Взлетаем. Я пристегиваюсь. Он напротив сидит. И «вопрос за 100»: «Милочка, а почему у вас 4 привязных ремня, а у меня только 2?». И смотрит так ехидно. Я не растерялась: «Ну, вы представьте, уважаемый. Вдруг самолет падать начнет? Вас — в морг, а мне завтра на работу».

До самой посадки в Хитроу он ни слова больше не сказал, не язвил, а на выходе почтенно снял шляпу и сказал: «Восхитительная женщина! Раневская, натурально!»

Настоящая стюардесса улыбается до конца

Как такового страха неба не существует. Это все лишь страхи в вашей голове. Люди, выбирающие профессию бортпроводника, точно не боятся ни высоты, ни перелетов и, уверена, многим помогают преодолеть страх во время рейса.

Стандартный рейс бортпроводника: явка в диспетчерскую за 2 часа до вылета. К этому времени ты уже в «полной боевой готовности». Прическа, макияж, форма, документы и т.д. Далее — стартовый врач. Давление, температура, тест на алкоголь и наркотики. И так каждый день. Вероятность того, что в полете к вам подойдет БП (бортпроводник — прим.ред.)"с выхлопом" — исключен. После предполетного медосмотра — знакомство с бригадой. Всякий раз — новые люди. В службе бортпроводников Аэрофлота порядка 6 тысяч человек. С одним и тем же ты можешь слетать однажды и после не увидеться год, а то и два.

За 1,5 часа до вылета — брифинг. Старший бортпроводник дает информацию о рейсе: погода, вероятность турбулентности, особенные пассажиры (маленькие дети, инвалиды, и т.д.), проверка документов и распределение обязанностей. Каждый в рейсе четко знает свой участок ответственности. Прежде всего — безопасность. Теперь в путь, на самолет. На борту воздушного судна проверяем наличие жилетов, исправность приборов. Докладываем командиру корабля. Только после процедур безопасности он дает разрешение на загрузку питания и уборку самолета. Еще минут 20-25 и... «Добро пожаловать на борт! Мы рады видеть вас! Чувствуйте себя как дома!»

За каждой улыбкой, за каждым самолетом и беззаботным полетом на отдых или домой, скрывается колоссальная работа десятков человек».


comments powered by HyperComments