Софья Локтионова стала Сарой Шрейер, получив гражданство Израиля. Уже около 5 лет она живёт в Иерусалиме, иногда приезжая в Курск к родителям и сестре. Оказаться заграницей Саре помогло происхождение.

Сара Шрейер

Как тебе удалось репатриироваться из Курска, где еврейская община очень малочисленна? Даже синагоги нет.

Я училась в 9 классе и точно не хотела продолжать образование в школе. Не потому что были какие-то проблемы в классе, а просто не видела смысла тратить впустую ещё 2 года. Рассматривала вариант уехать в Чехию. Если сдаешь экзамен по чешскому яызыку на отлично, то предоставляют возможность получать высшее образование в этой стране бесплатно. Но мама предложила уехать в Израиль. Мои бабушка и дедушка по материнской линии – евреи. Они давно обосновались в Израиле. Для тех, кто является евреем по крови, как я, существует программа репатриации для всех возрастов. Получила учебную визу и уехала.

Сложно ли было получить учебную визу?

Нет. Школа, в которой мне предстояло учиться еще 3 класса, до 12-го, была русской. Все вопросы решили дистанционно.

После школы пришлось идти в армию?

Я успешно откосила от армии, но вместо нее стала волонтёром в больнице. Это был адский опыт. По сути, я не была готова к самостоятельной жизни, не имела языковой практики. Пришлось много общаться. Я не понимала чужую речь. Но через пару месяцев паника прошла, я перестала стесняться говорить на иврите и адаптировалась к среде. Приятно, когда говорят, что у меня совсем нет акцента. Моя база слов пока небольшая, но я справляюсь. Всегда есть люди, которые готовы помочь, это здорово.

Обычно срок обязательной воинской службы для девушек составляет 1 год и 9 месяцев. Но сейчас этот срок постепенно увеличивается до 3-х лет. Фото: travelask.ru

Как происходит процедура получения гражданства?

У каждой страны свои требования. В Израиле – нужно, чтобы у тебя был хотя бы один родственник-еврей до 3 поколения. Либо дедушка/бабушка с любой стороны, либо родители. Также при условии, что твой супруг, в браке с которым ты больше года, является евреем. Или если ты вдовец/вдова соответственно. Следует предоставить документальное подтверждение. Собственно, что я и сделала. Через неделю у меня уже был израильский паспорт. Гражданство я получила в 18, потому что до этого жила по учебной визе.

Можно ли иудею любой национальности так же просто получить гражданство?

Начнем с того, что стать иудеем очень сложно. Это не так, как в христианстве, когда достаточно окунуться в таз с водой. В иудаизме обряд посвящения называется гиюр. Он может затянуться на целых пять лет. Сначала необходимо подать заявку в синагогу и начинать жить этой религией. И когда раввины видят, что ты готов, то принимают в веру. Мне гиюр проходить не нужно было. Сама я придерживаюсь Торы.

Значит, Сарой ты стала уже будучи в Израиле?

Да, при получении израильского паспорта. Хотя я обожаю свое русское имя. При рождении хотели назвать меня Сарой. Но Сара Локтионова звучит странно. Да и к евреям всегда все относятся с предубеждением. А Софья – привычно и понятно. Шрейер – это фамилия прапрабабушки.

Улицы Израиля

Как ты откосила от армии?

Мне казалось, что бегать с оружием – это круто. Но на деле этим занимаются далеко не все девушки. Первый месяц призывницы проходят процесс, который называется «тиронут». Курс молодого бойца. Понятно, что это слово схоже по значению с «тиранией». Это ряд испытаний в жестких условиях – нужно жить в грязи, в палатке, бегать несколько километров по утрам. Потом происходит распределение. Самые элитные – как раз боевые войска. Туда попадают девушки в очень хорошей физической форме. Но основная масса просиживает два года в job – это офисные работники. Наливать кофе и чай два года подряд – бессмысленно. Ни учиться, ни путешествовать не получится. Поэтому многие косят. Берут справки о том, что у них какие-либо психологические отклонения, либо просто хронические заболевания.

Израиль – не очень спокойное место. Правда ли это? Часто ли бывают военные конфликты?

Постоянно! В Иерусалиме чаще всего случаются теракты, потому что там примерно одинаковое соотношение религиозных евреев и мусульман. На границах тоже происходят стычки. Поэтому я стараюсь не читать новости, чтобы не было страшно.

Много ли жертв?

Вот, кстати, чаще всего солдаты погибают в терактах. Например, в прошлом году весной автобус въехал в группу солдат, которых представили к награде. Погибло несколько девушек, одна из них училась со мной в колледже.

Расскажи о колледже. Легко ли тебе учиться?

Не очень. В Израиле высокие требования к учебе. Приходится всё зубрить. И сдать на проходной балл – это чуть ли не самое худшее, что можно себе представить по тем предметам, которые понадобятся в будущем. Высшее образование делится по тому же принципу, что и в России, на бакалавриат и магистратуру, только там это называется I и II ступени соответственно. I ступень длится от 4 лет, и II – от 3. Сейчас я учусь в колледже на инженера-фармацевта. Никто из моих одногруппников не мог понять, кем мы станем в итоге. Но выпускники этого факультета сказали, что специальность у нас очень востребованная и многогранная. С моим образованием можно работать в исследовательской лаборатории и на производстве.

Как относятся к прогулам?

С равнодушием. Но на экзаменах ты должен выложиться по полной. Но на каждом курсе по-разному.

Какой образ жизни тебе ближе – российский или израильский?

До сих пор не могу определиться. В Израиле неприятный для меня климат. Летом безумно жарко, а в холодное время года – непонятная погода. Дождь, мгла. Зато если идет снег, то в стране выходной.

Фото из личного архива героини.