Ради острых ощущений и эффектного фото люди готовы на отчаянные поступки. Они взбираются на высотки (руфинг), катаются на крышах поездов (зацепинг или трейнсёрфинг), посещают небезопасные заброшенные здания (сталкерство) и подземные ходы (диггерство). Все эти экстремальные занятия относятся к понятию «индустриальный туризм».

Массовую популярность сталкерство приобрело с появлением городов-призраков (Припять, Ыныкчан, Иультин)Экстремальные прогулки по крышам и покорения высоковольтных столбов, а также зацепы за электропоезда стали популярны лишь недавно.

Мы поговорили с курскими искателями адреналина.

Сталкерство и диггерство

Инициативные сталкеры создали сообщество в ВК «Обратная сторона Курска», где выкладывают снимки оставленных зданий, таинственных коридоров и подземелий. Алексей Тимофеев (26 лет) и Павел Савин (17 лет), администраторы сообщества, поговорили с Media Сity о заводах, аномальных зонах и опасных для жизни ситуациях.

Как и когда начался ваш сталкерский опыт?

Алексей (А): Примерно лет семь назад меня взяли с собой увлеченные этой темой люди, с которыми списался на тематическом форуме. Мы решили посетить недостроенные корпуса АПЗ-20. Ребята были там несколько раз, но решили специально для меня провести экскурсию по территории. Всё было хорошо, пока мы не нашли фрагменты человеческого скелета. Мои компаньоны удивились: «Странно, неделю назад здесь ничего не было». Мы вызвали полицию. Оказалось, что неподалеку тоже были найдены останки. Сотрудники сказали нам, что это действительно человеческие кости и скорее всего тот, кому они принадлежали, умер не так уж и давно. Видимо, собаки постарались… Так что первый опыт мне запомнился надолго.

Павел (П): У меня опыт был немного удачней. В 12 лет решили с друзьями проникнуть на территорию заброшенного лагеря. Когда-то там проводилась военная подготовка. Этот участок находился недалеко за Metro, по крайней мере, мы так думали. На самом деле, до пункта назначения нам пришлось идти километров пять через лес. Была зима, градусов 15 ниже нуля, мы пробирались по глубоким сугробам. Но жажда приключений и юношеский максимализм заставили дойти все-таки до цели. Одноклассник сказал, что летом там валялись гильзы. Мы раскопали эти гильзы, парочку забрали на память, сфотографировали местность, осмотрелись и отправились в обратный путь.

Где находите объекты?

А: Гугл.Карты, сарафанное радио, окраины.

П: В районах тоже много всего.

Много ли сталкеров в Курске?

А: Люди перестали знакомиться друг с другом. То есть сталкеры все больше предпочитают проводить время с друзьями, которым, может быть, эта тема не настолько интересна, но побродить по развалинам разок-другой они не откажутся.

Насколько Курская область привлекательна для сталкеров из других регионов?

А: В Советское время Курск был промышленным центром. С тех пор осталось несколько предприятий, но еще больше – развалин и разоренных зданий. Наверное, по этой причине в нашу группу часто пишут сталкеры из разных областей с просьбой рассказать об интересных местах. Мы все стараемся делиться своим опытом и маршрутами к объекту. Правда, делаем это только тогда, когда видим, что нам пишет действительно сталкер, а не мародер, который ищет, чем бы поживиться в заброшенных местах.

То есть вы совершенно ничего не трогаете на территориях?

А: Ну, мы можем взять что-то на память, например, плакаты. Когда заходишь на оставленные заводы, то как будто попадаешь в музей СССР. Агитационные листки, фотографии, интересные мозаичные фрески, документы – это лишь малая доля того, что можно найти. На некоторых заводах есть убежища, там часто встречаются старые карты, учебные материалы по подготовке к ГО. По этим документам можно понять, что сотрудники эвакуировались, брали радиопередатчик, печки-буржуйки, ставили палатки, выполняли нормативы. Все рабочие обязаны были уметь обращаться с противогазом, оказывать первую помощь. Складывалось впечатление, что в СССР очень заботились о трудящихся.

Какие фотографии вам попадались? Что на них было изображено?

П: Обычно фото хранятся аккуратной стопочкой. Встречались даже целые конверты с датой и подписью о мероприятии. На ряде обнаруженных снимков был запечатлен процесс строительства АПЗ-20. На некоторых есть люди. Часть подобных фото украшает стенды. Но, к сожалению, маловероятно, что мы найдем людей с тех снимков.

Что еще можно встретить среди развалин?

А: Большое количество шприцов, ампул, мак… Но попадаются и любопытные вещи. Например, некоторые знакомые смогли собрать коллекцию советских противогазов.
Случались ли столкновения с охраной?

А: Однажды мы (компания из пяти человек) пошли на завод КЗТЗ, который охранялся, нашли интереснейшее закрытое здание. Мы вспомнили, что в него можно попасть по подземному тоннелю. Оказалось, что постройка была закрыта охранником изнутри, который там же и находился на первом этаже. Естественно, вся наша компания подняла шум. И вдруг из темноты появляется какой-то человек с молотком! «А вы кто?» — спросил я. «Охранник», — ответил человек с молотком. – «А вы кто? И что вы тут забыли?». «Да вот…пришли, просто разглядываем здесь всё», — стали объяснять мы. Охранник был шокирован: он не знал про подземный ход. На этом мирно разошлись уже через дверь. Вообще сначала подумали, что это был какой-то наркоман…

Есть ли у заброшек жители?

А: Вообще нет. Но как-то раз, во время визита в бомбоубежище на [улице] 50 лет октября мы встретили кое-кого. Это было зимой, но в самом пространстве оказалось довольно тепло. Посветив фонариком, обнаружили пару светящихся глаз, которые с рыком и гавканьем помчались на нас. Собаки – это, пожалуй, постояльцы таких мест. В обычных заброшенных домах нередко видели бездомных, каких-то случайных прохожих, которым просто стало интересно поглазеть на то, что внутри.

Какую пользу приносит сталкерство?

А: Наши фотографии постсоветского пространства в упадочном виде все-таки имеют ценность. Уже через пару десятков лет последние заводы окончательно растаскают на стройматериалы или разрушат под новые здания. Вряд ли что-то отреставрируют. Снимки сталкеров могут рассказать о том, что дошло до нас и в каком виде.

Что вы берете с собой в поход?

П: Самое главное – аптечку. Со мной была ситуация, когда я сорвался со второго этажа. Пролетел метров пять вниз, содрал всю спину, ушиб копчик. Вовремя удалось обработать раны. Обязательно надо брать с собой пластырь, перекись водорода и бинт.

А: Мне, кстати, удалось найти на одном из объектов старую аптечку с перевязочными материалами, жгутами и йодом. Ее я взял как трофей и до сих пор ее держу в автомобиле. Желательно также брать с собой несколько фонариков, перчатки, чтобы не поцарапать руки (кто-то берет беспальцовки, я предпочитаю обычные строительные), воду. Обязательно фотоаппарат, штатив и запасную оптику.

В самом центре города есть бывшее здание больницы им. Семашко…

А: Конечно, и его мы посетили. Это государственная собственность, но никто нам не мешал изучать объекты. Больничные корпуса со всеми плакатами, кабинет с рентгеновской установкой… В открытом доступе нашли большое количество ртути – кто-то догадался разбить банку с термометрами. Зачем – непонятно.

Есть ли у вас в планах визиты на новые территории?

А: Всегда хотелось побывать в Припяти. Сейчас эту территорию называют городом-заповедником: на улицах нередки встречи с дикими животными. Река наводнена сомами… Еще хотелось бы попасть на Урал. Там со временм СССР сохранились урановые шахты, заброшенные в горных массивах заводы… Все, что там построено, как правило, имеет идеальную сохранность – оборудование и станки так и остались нетронутыми. Много цветного металла. Но ездить туда за ним невыгодно, потому далеко от цивилизации, дорог нет… Так что все в идеальной сохранности. Хочется это увидеть.

П: Мне бы тоже хотелось в Припять, но я понимаю, что когда смогу туда попасть, это будет уже совсем другой город. Там уже возле 4-го реактора есть столовая, люди ходят на экскурсии, кто-то вовсе переехал на постоянное место жительства.

А: Да, за кругленькую сумму можно даже сходить под саркофаг вместе с группой дозиметрического контроля.

А в ближайшем будущем что-то планируете?

А: Есть несколько объектов, пока не хочу раскрывать подробности. Нацелены на посещение других областей. Хочется побывать в аномальной зоне. У нас уже был подобный опыт – ездили в Медведицкую гряду под Саратовом. В интернете пишут, что там можно встретить НЛО, непонятно каким прибором были обнаружены некие пустоты, очевидцы видели молнии, каких-то призраков… Ну мы приехали, вооружились фотоаппаратами и дозиметрами… С местами, куда били молнии – всё понятно. Потому что там полно железной руды. По этой причине не было живых деревьев. Ну, а НЛО и призраков мы, конечно, не увидели.

Насколько известно, вы еще и диггерством занимаетесь…

А: Это отдельная тема. Диггеры посещают любые подземные сооружения.

Много ли этого добра в Курске?

А: Больше легенд. Например, говорят, в советское время в районе улицы Семёновской сошел оползень и обнажился тоннель. Местные вооружились свечками и полезли изучать ход. Свечки, естественно, погасли, а спичек или фонариков люди взять не догадались, и решили идти на ощупь. В итоге вышли в Коренной Пустыни спустя несколько дней. Возможно, они хотели пойти обратно, но из-за дезориентации в темноте не смогли сразу понять, что делать. Другая легенда гласит, когда Курск был оккупирован, монахи решили спасти икону из осажденного города, и воспользовались тоннелем. Есть версия, что взяли они с собой и церковную утварь, драгоценности. Несколько монахов погибли, а оставшиеся решили спрятать все, что с собой взяли, в тоннеле. Теперь считается, что умершие священнослужители сторожат этот клад, чтобы никто не унес. Еще один миф: в нулевые во время реставрационных работ в подвалах Знаменского собора строители разбили дверь, заложенную кирпичом. Там они нашли истлевшие тела двух немецких солдат. Есть версия, что из храма к речке ведет подземный ход. Возможно, солдаты хотели им воспользоваться, чтобы убежать, но заблудились и остались там.

В каких подземках были лично вы?

А: В Курске любопытных объектов мало. Мы были в ливневой канализации в Куре, обнаружили там участок с арочными сводами и старинной кладкой. Но более – ничего.

Не пробовали искать?

А: У нас есть очень примерные данные, которые не позволяют сделать точных расчетов, а перекапывать весь город как-то не хочется.

Узнавали что-нибудь по поводу подвалов Знаменского?

А: Конечно. Мы обращались к священнику, но он ответил, что в тоннели никого не пускают, даже служителей.

Кроме Курска бывали где-то?

А: В Бякинских каменоломнях – это катакомбы под Тулой. Каждая группа, которая туда заходит, пишет в специальном журнале, во сколько она зашла и указывает предположительное время выхода. Как правило, оно не совпадает с реальным. Эти катакомбы не исследованы до конца. В полный рост там стать невозможно. Есть только одна комната, где это реально. У местных есть замечательная традиция: с выключенным фонарем искать выход оттуда. Там есть памятная доска спелеологу, который не смог выбраться на поверхность и погиб внутри каменоломен.

П: Ну он решил не следовать главному правилу: никогда не ходи один!

А: И не надейся только на фонарик. Надо брать с собой обязательно зажигалку или спички.

П: Но зажигалка не везде подойдет…

А: Да, встречаются места с большим количеством солярки. Например, в убежищах, где установлен дизельный генератор.

П: В большинстве случаев, это выглядит как ванна с соляркой.

А: На заводе ЗИЛ в Москве есть много подземных ходов. Как раз в одном из тех помещений находился дизельный генератор с такой ванной. В соседнем – хранились фильтры для противогазов с замкнутой системой дыхания. В патронах противогазов содержится сильный окислитель. У многих диггеров есть развлечение: кидать в подобные ванны с соляркой патроны, чтобы провоцировать взрыв.

Зачем?!

А: Ну как зачем? Интересно же! Каждый мужчина в душе ребёнок.

П: Взрыв получается мощный.

А: Сравнимо с самым крутым салютом. Так вот, возвращаясь к московскому случаю. Ребята кинули один патрон, но взрыва не произошло. Потом кинули еще…и еще… В общем, их вытащили с 90-процентными ожогами тела. Понятное дело, никто не выжил.

Есть ли у вас приметы?

А: Ну, наверное, есть. У каждого свои. Кто-то обязательно идет в хорошем настроении, старается не ругаться в здании, ничего не ломать. А кто-то в конце посещения старается кинуть монетку – это плата за посещение.

Алексей Кот, зацепер, 15 лет

«Для меня зацепинг — это увлечение, а иногда даже способ бесплатного проезда в транспорте. Впервые решил зацепиться с другом на трамвае 2 года назад. В новостях видели сюжет про это, решили попробовать. Был вечер и нас никто не заметил.

Я цеплял большое количество транспорта: общественный, автомотрисы, электрички, поезда дальнего следования, скоростной поезд ласточка, и метро в Москве. В московском метро ездил между вагонов. Видел только проносящиеся стены, и ощущал сильнейший ветер. На «Ласточке» все просто — сел и поехал, там нет особой опасности. Да, скорость большая, но это не помеха. Соблюдаю зацеперскую технику безопасности, страховки никакой нет! Также беру с собой камеру, иногда надеваю маски. Пока не было случаев, чтобы оказывался на волосок от гибели.

Родственники раньше знали, что я занимался этим, так как полиция сообщила им о моих поездках. Но сейчас думают, будто забросил это дело. Однажды меня ловили сотрудники полиции. Это был первый раз, когда я вообще познакомился с нашим линейным отделом. У меня был знакомый, мы катались вместе с ним, снимали видео, но однажды он решил прокатиться один. Его поймали. Отвезли в отдел, там нашли все видео, на которых был и я. Он сразу всё рассказал обо мне. Ну и летом 2016 года ко мне домой полицейские пришли, побеседовали и на этом все. А поймали меня весной этого года. Я не знаю, как так получилось, но создалось впечатление, что меня ждали. Решил я проехать на трамвае одну остановку. Запустил прямую трансляцию ВКонтакте. Трамвай приехал, я зацепился, а когда приехал на следующую остановку, на меня сразу же побежал полицейский. Началась погоня. Я побежал вдоль трамвая. Когда пробежал его, из-за остановки показался еще один полицейский. Тогда я пересёк проезжую часть. В этот момент меня чуть не сбила машина, но всё обошлось. По ту сторону меня ждал еще один полицейский. Тогда я решил мчаться через парк к домам, там подбежал к ним и меня настиг один из сотрудников. Отвезли в отдел, сделали замечание. Потом отдали родителям… Как-то так».

У Алексея есть свой YouTube-канал, где можно увидеть момент той самой погони с полицейскими.

Роман Шник, 16 лет, руфер

«В моем сугубо личном понимании, руфинг — это нечто большее, чем просто хобби. Это ни с чем несравнимые ощущения, эстетическое наслаждение городскими панорамами, широкими полями и малюсенькими деревьями вне городского пространства; это ветер свободы, бодрящий, пробуждающий все жизненные силы. С высоты десятков этажей город приобретает совсем иной вид: автомобили — это маленькие точки, которые куда-то едут по своим делам; деревья превращаются в маленькие кустики; панельные дома в спальных районах и вовсе образуют немыслимые лабиринты, превращающиеся с наступлением вечера в радующую глаз городского исследователя картину.
Я не смыслю жизни без высоты и риска для жизни на таковой.

Свою первую крышу я покорил в 2014 году, это были две элитные новостройки в моём районе. Про существование руфинга и самого понятия тогда ещё не знал, просто захотелось залезть на крышу, поскольку ни разу ещё на ней не был. Наверху меня «накрыло» эмоциями, это был просто «взрыв». С того момента мне захотелось слазить и на другую высотку, ведь каждая — это свой «небольшой мир», неповторимая деталь. Любая крыша имеет свою изюминку. С тех пор я и занимаюсь руфингом, попутно с этим осваивая паркур на высотных сооружениях, зачастую на крышах. Отказаться от руфинга просто невозможно, он затягивает как наркотик.

Точное количество покоренных мною объектов вспомнить невозможно, могу только сказать что заруфил по 10-15 объектов в каждом районе Курска. Самое высокое сооружение из всех, покоренных мною, — это телемачта высотой в 100 метров.
Меры безопасности при этом соблюдаю самые элементарные. Нужно трезво оценивать свои способности, делать только то, в чем нет сомнений. В мокрую погоду лучше воздержаться от залазов на высоту. Ни в коем случае нельзя ничего не сбрасывать с крыши вниз, поскольку могут пострадать прохожие, также нельзя употреблять алкоголь и всевозможные вещества на высотных объектах, по понятным причинам. На высоту беру с собой всегда самое необходимое — это камера, вода и, в зависимости от способа покорения высоты — пластырь, чтоб не срывать мозоли на руках, больше ничего не нужно.

В этом увлечении у меня множество друзей, с ними знакомимся в основном в соцсетях. Многие связываются со мной сами с просьбой куда-нибудь слазить, на что я охотно отвечаю. Предпочитаю, чтобы компанию в покорении очередной высотки составляли люди, которых я хорошо знаю и обязательно старше 16 лет.

Мои родственники, как ни странно, категорически против моего увлечения, как и любые другие родители. Никогда не сталкивался ни с полицией, ни с охраной, все делаю аккуратно, не нарушая закон. Пару раз встречали старушки перед дверью на крышу. Они, конечно, провожали меня вниз на лифте и мы мирно расходились».

comments powered by HyperComments