Подопечные учреждения

Борьба с различными зависимостями по-прежнему остается актуальной для жителей Курска. По словам заместителя главного врача по организационно-методической работе Областной наркологической больницы И. И. Шумакова, с начала года на учете состоит 1522 человека. Стационарное лечение получают только 158 из них. В Курске функционирует не менее десятка частных реабилитационных центров, которые успешно помогают людям справиться с зависимостями. КООО «Рука помощи», в отличие от них, оказывает помощь исключительно на благотворительной основе. Большинство волонтеров имеют личный опыт преодоления.

 

Нездоровый образ жизни

Сейчас, по словам старшего волонтера Артема Голякова, деятельность реабилитационного центра на пике. На протяжении нескольких месяцев активисты оказывали консультативную помощь людям с зависимостями. Сейчас у них появилось собственное помещение, что дает возможность проводить полноценную реабилитацию. Изначально организация «Рука помощи» возникла в Санкт-Петербурге в 2008 году. Затем подобные центры стали возникать и в других городах. В 2017-м Артем сам прошел реабилитацию и переехал из родного Брянска в Курск. Здесь поступил в университет, чтобы получить профессию социального работника, и стал помогать другим зависимым. О своей деятельности в реабилитационном центре он говорит так:
— Я — бывший зависимый, поэтому знаю работу изнутри. Это больше поддержка людей, потому что они сбиты с пути, одиноки. Будем честно говорить, что общество поставило на них крест. У нас есть определенная программа реабилитации, которая помогает.

Строительство нового реабилитационного центра

Сейчас в реабилитационном центре «Рука помощи» находится 9 человек, но рассчитан он на 15. Самому юному из них 20 лет. Наркомания — проблема не только молодых, есть здесь люди и за 50. Волонтеры готовы помогать не только тем, кто столкнулся с этой болезнью, но и людям с алкоголизмом и игровой зависимостью. В планах — организация профилактики курения, но это пока отдаленные перспективы. Уже появились и первые результаты.

— Один из наших подопечных прошел 8-месячное лечение за 2 месяца, — делится успехами Артем.
Среди волонтеров есть и священники, и профессиональные психологи, которые консультируют не только зависимых, но и их семьи. При этом помощь здесь оказывается исключительно на благотворительных началах.
— Не каждый человек способен выплачивать определенную сумму, — объясняет Артем. — Мы — такая организация, которая адекватно оценивает, что надо помогать просто так.
На строительство помещения для «Руки помощи» поступали пожертвования от частных лиц, кто-то привозил стройматериалы. В результате появилось двухэтажное здание в поселке Заповедном. Сам Артем об этом говорит как о чуде.

Цена обычной жизни

Сейчас в реабилитационном центре заселен только первый этаж. Остальная часть здания пока достраивается и доделывается, в том числе своими силами. Главная польза от пребывания здесь в том, что человек оказывается оторванным от привычной среды, круга общения — так у него меньше соблазнов сорваться. «Постояльцы», конечно, бывает, ссорятся, но при этом все равно поддерживают друг друга, восстанавливая утраченные социальные навыки. По сути, это такое своеобразное подобие пионерского лагеря. В ежедневном расписании — зарядка, чтение книг, общение, трудовая терапия на территории центра и подработки вроде разгрузки фур и т. п., доход от которых помогает организации существовать. Здесь люди остаются добровольно, можно даже покинуть территорию центра, но только в сопровождении.
— Я не имею права их удерживать, это статья 127 УК РФ, — объясняет Артем. После паузы он добавляет:
— Если бы я уходил, то хотел бы, чтобы меня удержали, потому что человек возвращается обратно в свою среду. Мы их от нее изолируем. Стараемся отправлять подопечных из Курска в другие города.
В реабилитационном центре тоже есть люди из других городов. Например, Алексей рассказывает, что принимать наркотики начал еще в 8 классе. Он родился в Екатеринбурге, но рано остался без отца и вместе с мамой и сестрой переехал в Сургут. Мама Алексея посвятила себя детям, много работала, все им позволяла. Из-за этого она потом винила себя в болезни сына.

«Помню, как-то нашел дома винтовку с оптическим прицелом, а на балконе — флягу с опиумом»

— Муж моей старшей сестры был местным криминальным авторитетом, «крышевал» магазины, — вспоминает Алексей. — Помню, как-то нашел дома винтовку с оптическим прицелом, а на балконе — флягу с опиумом. Мы с другом не знали, как правильно его употреблять, поэтому просто добавляли в чай, и состояние сознания менялось. Потом я увидел, как муж сестры варит, научился и сам. Из девятого класса меня выгнали, попал в наркологическую больницу, но тогда это не помогло.
Дальше в жизни Алексея были проблемы с законом, неудачная попытка реабилитации в Санкт-Петербурге, тюремный срок, обращение к религии. Он был дважды женат, имеет двух сыновей и двух дочерей, но семейной жизни у него так и не получилось.
— Не хотели ждать, — делится Алексей. — Ты либо сидишь, либо под кайфом — какой девушке это понравится?
Сейчас ему 39 лет, больше половины его друзей уже нет в живых. В декабре 2017 года Алексей освободился после очередного срока и принял решение изменить свою жизнь — так он попал в Курск. У него пока нет конкретных планов на дальнейшую жизнь, но зато уже есть уверенность, что она продолжится.
В дальнейшем на базе этого реабилитационного центра будут помогать и женщинам, но для этого не хватает волонтеров-девушек, которые могли бы их курировать.
— Семьи мы тоже консультируем, потому что тяжело, когда сын или муж принимает наркотики. Таким образом, я приобретаю знания и опыт, а люди приобретают жизнь. Представляете, был человек, на котором поставили крест, как личность он мертв, потом смотришь — а он воскрес. Цену жизни по-настоящему поймешь, когда увидишь, что она ничего не стоит для других.
Возможно, главный терапевтический эффект в такой ситуации на людей оказывает как раз осознание того, что кто-то способен понять их проблему и поверить, что у них есть еще шанс на обычную жизнь.

 

Автор: Ольга Воронцова

comments powered by HyperComments