Сенсация. Шумиха. Ажиотаж. Лихорадка. Хайп. Эмоциональный ответ общества на творящееся вокруг безумие? Взвинченная оценка происходящего? Пылающие праведным гневом глаза и совесть общественности? Как так получилось, что агрессивное возбуждение, направленное, в первую очередь, на получение собственного «профита», полностью подменило собой такое понятие как «общественный резонанс»?

Нет хайпа — нет дела

Жестокое, необъяснимое и бессмысленное убийство американского бульдога Зены взбудоражило всю Курскую область. Волна народного гнева быстро преодолела границы соловьиного края и расплескалась по остальной территории нашей необъятной родины. Нерезиновую затопило первой.

Защитники животных, общественные деятели, депутаты — все дружно поспешили высказать свое отношение к этому жуткому событию. Перекрикивая друг друга и подталкивая локтями в спину.

За собаку общество заступилось. Громкие депутатские запросы, пристальное внимание со стороны СМИ, муссирование трагедии в социальных сетях дало свои плоды: на курянина, убившего ножом собаку, возбудили два уголовных дела — сообщают местные информационные порталы.

Читайте по теме:

И вроде бы благое дело свершилось. Восторжествовала она — та самая справедливость. Да вот только хайп вокруг убийства собаки выглядит фальшивой клоунадой, циничным лицемерием на фоне звенящей тишины, которая сопровождает жестокие и бесчеловечные преступления против детей.

Чуть ли не каждая новая неделя приносит с собой новости об очередном убитом ребенке. Горько и, к сожалению, совершенно обыденно. Да, где-то там пропадают чужие маленькие дети, потом находятся их трупы, но причем тут убитая в Курске собака, спросите вы?

Попробуем провести параллели. Кошмарное событие есть. Невинная жертва тоже присутствует. А вот не утихающего общественного волнения по этому поводу нет. Ни тебе депутатских запросов, ни массовых гневных постов в социальных сетях, ни предложений вынести проблему на общественное обсуждение. Да и чего тут обсуждать-то? Просто очередной ребёнок, убитый очередным ублюдком. Разве ж тут хайпанешь.

Кровавый гуманизм

Когда умирают дети — это страшно. Когда детей убивают — это жутко и до безумия больно. Когда детей убивают те, кого один раз уже взялась «перевоспитать» система... Я не могу подобрать слова. Потому что таких слов просто нет.

Серпухов. Подмосковный городок до сих пор потрясен июльскими событиями. Маленькая Вайда пропала прямо с детской площадки. А потом ее нашли. Но к огромному горю родителей малышки и всех неравнодушных к чужой беде людям, двадцатисемилетний сосед, оказавшийся педофилом, нашел девочку раньше.

К слову, данный субъект был неоднократно замечен в ненормальной тяге к общению с детьми. Оголялся на детской площадке, бегал за школьницами со спущенными штанами. В общем, не делал ничего предосудительного, как считает достаточно большое количество интернет пользователей: «не сажать же мужика за какой-то эксгибиционизм!».

Вот и местный участковый решил, что родители девочек, имевших несчастье столкнуться с демонстрирующим им свои половые органы уродом, из мухи слона раздувают. Педоистерят. И провёл с мужчиной профилактическую беседу. Видимо, беседа возымела определенный эффект, потому что бегать без штанов житель Серпухова, действительно, перестал. А годом позже изнасиловал и убил пятилетнего ребёнка.

Отрадное. Октябрь 2017 года. Изнасилован и убит десятилетний мальчик. Безмерная боль. Удушающее горе. Но еще большей трагедией является тот факт, что убийца ребенка оказался рецидивистом: за сексуальное преступление в отношении четырёхлетней малышки он был осуждён на десять лет.

Нижневартовск. Вовремя неабортированный отморозок напал на десятилетнюю девочку, изнасиловал её и заразил ВИЧ. Наверное, стоит уточнить, что сие действо он сотворил на пятый день после того как «откинулся» за аналогичное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. Изнасиловал одного ребенка. Посидел. Отдохнул. Вышел. И сломал жизнь второму.

Люберцы. Жизнь одной российской семьи уже никогда не будет прежней. Счастливое детство у их ребенка закончилось в девять лет. Стоит упоминать, что изнасиловавший девочку сорока семилетний подонок, ранее был осуждён за аналогичное преступление?

Приморский край. Ранее осуждённый за изнасилование надругался над собственными внучками пяти и шести лет. Над его «исправлением» система, видимо, особенно потрудилась.

Пенза. За несколько эпизодов насилия над двенадцатилетней девочкой был осужден очередной педофил. Ему дали семнадцать лет строго режима. Когда это чудовище выйдет из тюрьмы, ему будет всего пятьдесят два года, и он вполне успеет сломать жизнь еще какому-нибудь ребенку. Почему я говорю об этом с такой уверенностью? Да потому что этот товарищ уже успел отбыть наказание за совершение развратных действий в отношении несовершеннолетних. Охреневшая от собственного милосердия отечественная Фемида дала ему ЦЕЛЫХ ТРИ ГОДА на исправление.

Хабаровск. Осень 2017 года. Суд признал местного жителя виновным в убийстве ребёнка, сопряжённым с изнасилованием, и приговорил к тринадцати годам лишения свободы. Верховный суд Российской Федерации «засилил» этот поражающей своей суровостью приговор. Здорово, правда?

Челябинск. Вынесен приговор по уголовному делу в отношении мужчины, забравшего жизнь четырнадцатилетней школьницы. Раздающая направо и налево реальные сроки за репосты очумевшая Фемида убийцу ребенка осудила на целых четырнадцать лет. В 2003 году этот же субъект получил от подслеповатой богини правосудия девять лет за изнасилование ребенка. Может и побольше, но вышел через девять. Педофилы тоже ж люди. Почему бы их не отпускать по УДО? Кто будет следующая жертва зэка-рецидивиста? Узнаем через четырнадцать лет.

И опять Хабаровск. Жестокое убийство восемнадцатилетней красавицы Виктории потрясло всю страну. Да, и ее убийца тоже посещал те самые ставящие на путь истинный и исправляющие преступников в максимально короткие сроки места. А сидел он за изнасилование малолетнего мальчика. Суд посчитал, что двенадцати лет как раз достаточно для исправления этого преступника. Виктория считала бы по-другому. Но ее уже никто не спросит.

Все под контролем

Трагедия, которая случилась с мальчиком Даней, известна, наверное, почти каждому жителю нашей области. Жизнь ребенка отнял очередной больной ублюдок. Даня больше никогда не пойдет в школу, не будет играть с друзьями, радовать и огорчать своих родителей.

Он больше никогда не обнимет маму и не принесет ей в подарок самодельную открытку на день матери. У него никогда не будет первой трогательной влюбленности, шумных студенческих компаний, собственной семьи и детей. Все это забрал у Дани его убийца. Не человек. Не существо. Мерзкая гниль, к которой вся наша система испытывает необъяснимые приступы милосердия.

Читайте по теме: 

Ну и где это волна? Депутатские запросы, инициативы, громкие речи, разработка законопроектов? А ситуация, между тем, патовая. Я понимаю, что убитые и изнасилованные чужие дети — это, конечно, не невинно убиенные братья наши меньшие и на волну общественного гнева и сочувствия они рассчитывать не вправе, но все же я хочу задать вопрос нашим законодателям, правоохранителям, всем хоть как-то причастным к нашей своеобразной системе.

Какого черта вообще происходит? Девять лет, десять, двенадцать, четырнадцать... сколько ещё должно умереть детей, чтобы до вас, наконец, дошло, что это просто смешные сроки для этих нелюдей. Почему они вообще имеют право и возможность покидать места своего заключения?

Вы верите в их исправление? В счастливый случай? А может быть, надеетесь на тюремные «понятия»? А детоубийцы, педофилы, выродки рода человеческого отсиживают свои десять лет в компании таких же монстров и выходят. Живут с нами в одних подъездах, ездят с нашими детьми в лифтах, ходят мимо школ, детских садов и площадок.

«Российская газета» сообщает, что госпожой Мизулиной и Ко завершается работа над пакетом законопроектов, направленных на борьбу с преступлениями против половой неприкосновенности несовершеннолетних. И речь там не идет даже о пожизненном заключении.

«Мы предлагаем распространить (на педофилов) существующее правило, которое позволяет выйти за пределы максимальных сроков лишения свободы в 25 лет — до 30 и 35 лет», — цитирует сенатора «Российская газета».

Российские депутаты предоставляют своим подданным невиданную честь тридцать пять лет кормить и поить убийцу Дани, Вайды, Вики и еще тысячи таких детей. А потом тридцать пять лет пройдут. И мы будем читать очередные новости о педофиле-рецидивисте.

Почитаем и забудем. Ни запросов, ни петиций, ни предложений. Дети как умирали, так и будут умирать от рук чудовищ. Ничего нового. А вот домашних собак не каждый день неадекватные граждане кромсают. Здесь есть, где развернуться.