После ряда скандалов в медицинских учреждениях региона руководство психоневрологического диспансера, который находится по адресу Золотая, 12, решило подстраховаться. Фото от нашего читателя свидетельствуют о том, что фото– и видеосъёмка в медучреждении теперь запрещена.

«Ещё одну неприступную крепость создали для народа — ОБУЗ «ККПБ» на улице Золотой, 12. Плевать они хотели на открытость. Куда смотрит прокуратура?», – сообщает Николай Ишков.

Вот что по этому поводу пишет эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ» Рижская Мария:

«Взаимоотношения врача и пациента в настоящее время регулируются положениями Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон N 323-ФЗ).

Отметим, что указанный закон содержит понятие «врачебная тайна». Так, согласно ч. 1 ст. 13 Закона N 323-ФЗ сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных ч. 3, ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ, не допускается (ч. 2 ст. 13 Закона N 323-ФЗ).

Таким образом, сведения, полученные от врача во время приёма пациента, составляют врачебную тайну.

Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, допускается только с письменного согласия гражданина или его законного представителя (ч. 3 ст. 13 Закона N 323-ФЗ).

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Однако, по нашему мнению, поскольку сведения, полученные во время приёма, составляют врачебную тайну, аудиозапись приёма врачом должна осуществляться только с письменного согласия пациента.

Одновременно с этим полагаем, что согласия врача на аудиозапись врачебного приёма пациент испрашивать не должен, тем не менее считаем целесообразным поставить его в известность о предполагаемой записи.

Обращаем Ваше внимание на то, что изложенное является нашей экспертной точкой зрения и может не совпадать с точкой зрения иных специалистов» (орфография и пунктуация автора).

Законы, к слову, в разных случаях трактуют по-разному.

Например, Останкинский районный суд Москвы счёл, что служебный кабинет чиновника не является его личным пространством, а его изображение – не основной объект использования, так как телепередача посвящена не ему, а проводимой в регионе социальной политике (решение Останкинского районного суда г. Москвы от 17.04.2013 по делу N 2-1305/13).

В другом деле суд пришёл к противоположному мнению, указав на отсутствие оснований полагать, что видеозапись в кабинете заместителя главы администрации осуществлялась в государственных, общественных или иных публичных интересах, поскольку на приём заявитель явился как частное лицо, а не как представитель какой-либо общественной организации либо должностное лицо органа государственной власти. Кроме того, служебный кабинет не является местом, открытым для свободного посещения (смотрите решение Воскресенского городского суда Московской области от 04.02.2014 по делу N 2-3957/2013).

Что вы думаете по этому поводу, господа юристы?

Читайте по теме: