Новый «очаг возгорания» на почве проблем ЖКХ появился в областном центре.

Причина «пожара» — война жителей многоквартирного дома за свое право выбрать  управляющую компанию.

Она длится два года. За это время жители использовали все правовые способы: прошли суды, обращались  в контролирующие, правоохранительные структуры. Не нашли правды и для восстановления украденного у них права выбрать способ управления домом, решились на крайнюю меру —  выйти на улицу с плакатом-обращением к губернатору.

Они не стали перекрывать дорогу, как жители ВЧК, но уверены, что без вмешательства первого лица области порочный круг не разорвать.

Почему в городе возникают «горячие точки», мы говорим с экспертом, руководителем общественной организации «Народное ЖКХ» Любовью Нечаевой.

— Жители Орловской вышли с плакатом-обращением к губернатору. Почему не работают законы, и как часто приходится включать «ручное управление» в ЖКХ?

— Это попытка пробить стену бюрократического равнодушия. Контролирующих структур много, но бывает сложно до них достучаться. Мне самой пришлось разбираться и в этой, и в других ситуациях. Подобные конфликты – не редкость. Рынок ЖКХ в Курске дикий.  Те, кто следует букве закона, часто проигрывают ушлым дельцам с  темными методами. Жители оказываются в тупике, наедине с проблемой.

В данном конкретном случае, жители многоквартирного дома решили воспользоваться своим правом выбрать управляющую компанию. Еще два года назад они возмутились, что «без них их женили», в МКД вошла управляющая компания, к работе которой было много нареканий. Репутация УК, ее неумение решить  задачу организации нормального функционирования дома и незаконный способ входа в дом, заставило жителей объединиться  и активно бороться за свое право самостоятельно выбрать УК.  Подали в суд, доказали, что протокол был сфальсифицирован. Радовались победе недолго. Когда они провели собрание, честно проголосовали (даже разослали заказными письмами бюллетени для голосования иногородним собственникам) и подали документы в жилинспекцию, выяснилось, что здесь уже лежит новый нарисованный фальшивый протокол. Уйти от прежней управляйки, которую они между собой называют собирайкой, не получилось. Что делать? Снова судиться? Суд – дело небыстрое. Управляйка-собирайка нарисует сколько угодно новых фальшивых протоколов, в которых и «мертвые души» и дети проголосует за нее. Возмущенные жители обратились в полицию,  жилищную инспекцию и прокуратуру.

— Судя по плакату с обращением к губернатору, реакция их не устроила?

— Прокуратура переслала заявление в жилищную инспекцию. Там ответили, что почерковедческими экспертизами не занимаются. Решит ли полиция заниматься проверкой заявлений 56 жителей? Реакции пока нет. Видимо, такого количества заявлений нашим правоохранительным органам недостаточно, чтобы возбудить уголовное дело.

— Напоминает рулетку: кому-то повезло найти неравнодушных должностных лиц при исполнении,  а кому-то достаются только отписки и отговорки?

— Практика показывает, что, в основном, представители власти реагируют равнодушно. В сложные вопросы нужно вникать, конфликты надо разбирать, брать ответственность и принимать решения. Несчетное количество структур, и повсеместное равнодушие и нежелание вникать в конфликтную проблематику. Поэтому в Курске пока процветают «рейдерские» захваты домов. В данном доме на Орловской жители заняли активную позицию. Дом сплотился и дружно отстаивает права.

— Много ли подобных ситуаций в Курске?

— К сожалению, очень много. Конфликты вспыхивают постоянно. Загляните в расписание судов и посмотрите практику. Сначала людям твердят, что они должны ответственно относиться к своему праву управлять  многоквартирным домом. А потом у них воруют это право. Обнадеживает, что многим уже не все равно, кто их обслуживает, управляющая компания или «собирающая дань». Дикий рынок должен превратиться в цивилизованный. И тогда перестанут перекрывать дороги, выходить с плакатами-обращениями.

— Есть ли положительная практика борьбы в других регионах?

— До 2015 года фиктивные голосования были ненаказуемы, т.к. протоколы собраний не считались официальными документами. В 2015-м вступили в силу поправки в Жилищный кодекс, с тех пор подделка протоколов попадает под 327 статью Уголовного кодекса. Наказание по ней не самое большое – до 2 лет ограничения или лишения свободы. Уже есть обвинительные приговоры. Например,  в Чувашии женщине за подделку подписей назначили 1 год ограничения свободы. В Татарстане за протокол, составленный без проведения собрания, председатель ТСЖ получила 3 месяца ограничения свободы.