Все ли помнят те времена, когда по улицам ходили те самые представители различных субкультур?

Media City предлагает вернуть свой 2007-й вместе с нашими героями — экс-неформалами. Некоторые остаются преданы субкультуре до сих пор.

Иляна Фомина сохранила любовь к готическим музыкальным группам

Иляна Фомина, бывший гот

Думаю, начиная с 2007 года почти вся молодёжь увлекалась какой-нибудь субкультурой, и мне оказалась ближе готика. Тогда никто не думал о какой-то философии, знали только поверхностно: мы — мрачные, ходим по кладбищам, слушаем такую-то музыку, эти — красят чёлки в розовый цвет и ноют, решаются на суицид, те — носят шахматные шарфы и напульсники. Готы отличались от других субкультур в большей степени по внешности.

Мне нравился чёрный цвет, «похоронная» музыка, кладбища, амулеты. Из групп на первом месте для меня была « Evanescence», любовь к которой не угасла. Также слушала «Otto Dix», «Аматори», «Слот», « Within Temptation», «Стигмата».
Знакомились мы в «аське», общались, а уже потом могли договориться о встрече и погулять. Популярными местами для этого были кладбища, парки, заброшенная церковь. Правда, в нашем городе Льгове готов было мало, и мы особо не кучковались. Общались с представителями ска, дружно недолюбливали эмо.

Увлечение длилось только 2 года, интерес начал потихоньку угасать. Иногда я ностальгирую, когда нахожу кресты и ремешки с шипами. С такой популярностью, как раньше, субкультуры точно уходят в прошлое. Конечно, ещё есть те люди старой закалки, но их очень мало. Сейчас модно быть блогером и жить в сети, к сожалению.

"Трансформация" Регины

Регина Чиж, бывшая «челкастая»

Я была девочкой «не от мира сего» и ассоциировала себя с песней группы КиШ "Разбежавшись прыгну со скалы». Там есть фраза " быть таким, как все, с детства не умел», и у меня это всё нарастало и нарастало. Слушала альтернативный рок, скрим и гроул, а последним даже занималась. В одежде любила сочетать яркие вещи с чёрными: неформальские футболки и цветные джинсы, например. В 15 лет я проколола губу, а ещё экспериментировала с волосами — их красила по временам года: весной — зелёные, летом — красные, осенью — жёлтые, а зимой — синие. Иногда из-за моего стиля ко мне лезли, спрашивали, почему так одеваюсь, но до драк дело не доходило, Слава Богу. Потом от всего этого отошла. Меня вдруг поняли, приняли такой, какая я есть, и успокоилась.

Юнона верна субкультуре

Юнона Шилина, эмо

Я представляю эмо-движение где-то с 2012 года. Эта субкультура зацепила меня непосредственно самой музыкальной составляющей – жанрами screamo, emoviolence и midwest emo. Эти жанры от других отличает то, что в песнях поётся о личных переживаниях лирического героя, в то время как, например, панк-музыка затрагивает остросоциальные, политические и другие темы, скажем так, экзогенной направленности. Именно музыка дала толчок к тому, что я начала интересоваться культурой эмо.

В Курск я переехала в 2013 (до этого жила в Воронеже) и только около года назад вписалась в местное неформальное движение. Я сама предпринимала попытки найти неформалов, но они нашли меня сами через социальные сети. Меня пригласили в беседу, мы списались и договорились о дате и времени для сходки (встречи). Первое знакомство со всеми было интересным, мы хорошо провели время. Я сразу отметила молодой возраст местных неформалов – начиная от 14 лет и заканчивая 20 годами. В нашей компании есть ребята – металист и крастер. Им вообще несладко живётся. Думаю, не секрет, что в Курске проживает народ с достаточно консервативными взглядами. Хорошо, если люди, увидев «патлатого» мальчика, просто закатят глаза или что-то проворчат. А бывает такое, что за это избивают «правые» ребята. Металлисту нашему однажды голову за его взгляды пробили, а во второй раз избили так, что он оказался в больнице.
Поэтому мы стараемся как можно реже появляться в многолюдных местах.

Я сама в драках никогда не участвовала и участвовать не собираюсь в силу своих пацифистских взглядов.

Из внешних модификаций я занимаюсь только покраской волос в яркие цвета. Веду себя достойно, стараюсь помогать людям, не хамлю – в общем, веду себя, как человек. Однако до меня, особенно в тёмное время суток у какого-нибудь «падика», любят докапываться всякие подвыпившие ребята. Кстати, в Курске непринятие яркой внешности я чаще замечаю у представителей моего поколения, нежели у людей зрелого или пенсионного возраста. Последние приветствуют все эти изменения внешности, потому что мы пока молодые и нам надо экспериментировать. Близкие одобряют мой стиль. Говорят, мол, экспериментируй, доча, пока молодая. У меня родители сами рок любят и всё такое.

Могу сказать, что, несмотря на молодой возраст местных неформалов, они очень сознательны и, самое главное, разбираются в субкультуре, которая им интересна. Если человек позиционирует себя как металист, значит, он действительно разбирается в музыкальном жанре «метал», если человек считает себя эмо – значит, он эмо, а не «педовка», которая режет руки и плачет днями напролёт.

Ангелина Агаркова и Иван Медведев, бывшие эмо

И.: Моё увлечение к эмо-культуре началось в 2007 году. На это повлияла группа «Bring me the horizon», которая является любимой по сей день. Я старался попадать на все рок-концерты, которые проходили в нашем городе, вечеринки и, конечно, на вписки у таких же людей, как и я. Друзей-неформалов в Курске было довольно много, просто многие стеснялись показывать свой стиль. У меня такой проблемы не возникало, потому что в том возрасте было плевать, что скажут другие. Были ситуации, когда из-за внешности к нам лезли, но мы давали отпор — драка всё решала. А так мы могли ходить в одной компании с реперами, скинами, гопниками, растаманами, панками, готами. От такого образа жизни отошёл где-то в 2011-12 году, но в душе я всё равно остался неформалом.

А.: А я начала интересоваться субкультурами где-то с 2009 года. Была и эмо, и панком в одном лице, потому что никогда не чувствовала в себе принадлежности к чему-то одному. Носила огромные кроссы-патрули с черепами, узкие штанишки и клёпаный ремень, как сейчас помню. Волосы начёсывала, красила в чёрный цвет, всегда носила ободки и делала очень яркий макияж. Начала пирсинговаться лет с 14 лет, а последний — симметрию — проколола в 16. К 17 я уже стала выглядеть проще, но кеды, конечно, не делись никуда. Помню один случай. Это был 2010 год, лето. У меня завязались отношения с молодым человеком. И вот в очередной раз мы гуляем, а я покрасилась в этот день как обычно в чёрный. Этот парень мне сказал такую фразу: «Может ты больше не будешь красить волосы? Мне кажется, у тебя свой натуральный цвет очень красивый! И может тебе снять пирсинг? У тебя такая красивая улыбка, а он отвлекает внимание». И в тот вечер вернулась домой, встала перед зеркалом и сняла весь пирсинг. Кроме языка, правда. Вплоть до 2013 года волосы больше не красила.

В музыке было много предпочтений, однако в основном слушала «Bless the Fall», «Adept», «Asking Alexandria». Знакомых неформалов было достаточно много, с некоторыми поддерживаем общение до сих пор. Действительно, тусили со всеми, с кем только можно: с готмами, эмо, панками, скинами. Зависали мы драмтеатре, «шестнарике»(это заброшенный дом на Северо-Западе, в парке «Бородино», в подъездах возле «Юности».

К современным неформалам я отношусь нормально, нас молодые даже звали на свои вечеринки. Было шумно, весело, нам понравилось. Это как глоток воздуха из 2009 года. Хотелось бы на денёк вернуться в те чумовые тусовки.

И.: А я хочу в то время не из-за тусовок и треша, а просто потому, что тогда была беззаботная жизнь. Я был безответственным разгильдяем и в любую минуту мог сорваться туда, куда позовут.

Селена Лунева, неформал

Глупо строить стереотипы. Дления загоняют в рамки, а я не такая. Любые виды объединяются в одно простое понятие «неформализм», а там уже не так важно, кто ты — эмо, гот, сатанист или кто-то ещё, поэтому я не отношусь к какой-то конкретной субкультуре.

Мой папа в прошлом — волосатый басист. В нашем доме, кроме старого доброго западного рока, ничего никогда и не слушали. Это было так же естественно, как дышать. Мама была более спокойная, но музыку такую слушала на равных. Она совершенно нормально относилась к моим «причудам». Ещё был сосед снизу, старше меня лет на 8, к которому я часто в гости приходила, с сестрой его в коляске росла и практически дома у него жила. Вот он меня в «люди» вывел в своё время. Очень тепло и лампово тот период времени вспоминаю.

Если говорить о стиле, то за большой период времени я много чего поменяла. Поиск себя, самовыражение, комфорт и изменение взглядов как-то присутствовало. И вообще тогда сложно было что-то найти, если честно. Были только футболки, балахоны и банданы с торбами, и то в маленьких количествах. Гардероб состоял из одежды, начиная от банальных футболок, драных джинсов с булавками и косухи до различных корсетов и винила. Я не была «повёрнута» на необычных вещах, так как внешний вид — это всего лишь оболочка, хоть и комфортная. Поэтому старалась найти что-то практичное и удобное.

Сейчас всё немного поменяло форму, выросли все. Разорвали шаблоны, кто-то остался в таком образе в виде моделей, для кого-то это является смыслом жизни. Но в основном вкусы у людей сохранились, только внешность немного поменялась, так как положение обязывает: семьи, дети, работа. Я, как нашла себя, так пока не собираюсь прогибаться под обстоятельства. Конечно, субкультуры уходят в прошлое под влиянием времени, эпохи, моды. Честно говоря, от этого больно и грустно. Может потому, что «не выросла» ещё.

Автор: Мария Набатчикова

comments powered by HyperComments