Ролевики – не субкультура, а особый стиль жизни. Правда, достаточно элитарный.

Общество по факту не обращает внимания на подобные необычные группы людей, которые выкладывают на свои страницы в соцсетях фотографии с эльфами, гномами, принцессами и прочими сказочными существами. Подумаешь, костюм. Кого им удивить в эпоху косплея?

Однако Движение Ролевых Игр (здесь и далее – ДРИ) подразумевает под собой не просто странные фантастические наряды, а целую вселенную, которая создается командой участников. Как с этим в Курске – рассказывают местные последователи субкультуры.

Влад Марченко, 20 лет, студент

Изначально я подсел на текстовые ролевые игры и системы вроде ДнД (DnD; Подземелья и Драконы — настольная ролевая игра в жанре фэнтези, — прим. ред). Я всегда увлекался историей и фэнтези, особенно нравятся средние века и эпоха викингов. Моя первая крупная ролевая игра — это Вархаммер 2015 «Бастион Пограничья». Друзья взяли меня в команду и я поехал простым воином – мародером. Пока у меня всего в общей сумме только три игры. Два вархаммера и сталкерстрайк. Вархаммер — это сеттинг, по которому выпускаются книги, компьютерные и настольные книги. Есть два вархаммера: 40000 — где действие происходит в будущем, и Fantasy Battles – что, собственно, Средневековье, схожее по мотивам с миром Толкиена. В России по нему проводится самая крупная полигонная ролевая игра каждый год летом. Сталкерстрайк — это страйкбол с элементом ролевого отыгрыша, который проводится по сеттингу Stalker. Вообще это игра про войну. Противостояние темного и светлого блока, в каждом из которых несколько разных фракций, которые могут враждовать и друг с другом, исходя из целей команд и самого обоснования по ЛОРу игры. В Бастион Пограничья основной сюжет крутился вокруг большой крепости светлого блока, который по сюжету штурмовали темные силы. В планах посетить несколько игр менее крупного формата.

Большинство ролевиков знакомятся на играх. Таким образом я нашел себе новых друзей и мы основали свою команду. Встречи проводятся, но редко. Сейчас я собрал небольшую группу единомышленников, с которыми проводим в свободное время тренировки на мечах и вместе делаем себе костюмы для участия в будущих играх.
Ролевые игры – это круто! Это активный отдых, возможность отдохнуть от реального мира и себя самого, возможность вжиться в любую роль и выпустить энергию.
На мой взгляд, есть несколько типов ролевиков, и все они разные и уникальные. В общем и целом — это человек, который отдыхает от реального мира и уходит в эскапизм по каким-либо причинам. У каждого – свои.

В ролевых играх бывают конфликты, наша команда – не исключение. Вообще такие вопросы решались мирно, но были и те, кто просто ушел от нас.

Сафон Сафонов, 29 лет, специалист в области IT

С детства меня всегда привлекали фильмы, игры, рассказы о временах рыцарей, замков, сражений армий на средневековом оружии. Позднее к этому присоединилось фэнтези и, конечно же, творчество Д. Толкиена. А, как известно, от «Властелина колец» до первой игры в лесу один шаг. Узнал в школе от знакомых, которые были толкиенистами, где можно потренироваться и как поехать на игру.

Моя первая игра состоялась в 2005 году, мне было 17 лет. Игра называлась «Чайный павильон» по древней Японии. Я играл нищего странствующего актера. Ощущения от всего происходящего были невероятные. Костюмы, антураж и отыгрыш (это когда игроки моделируют поведение, речь, интересы своих персонажей). Сыграл я хорошо, всем запомнился и навсегда влюбился в процесс.

За 12 лет я принял участие более чем в 50-ти играх. Среди них были как кабинетные игры на 10-15 человек, так и всероссийские ларп-игры на 1500 и более участников. Максимум на моей памяти было примерно 2500 человек на «Игре престолов» в 2013 году. Очень запомнились историческая игра «XVI-век. Шаг в бессмертие», фэнтэзи-игра «Warhummer-2015. Люстрия». Роли всегда были совершенно разные. Был и эльфом Тинголом, королем Дориата (по Сильмариллиону), и главой подпольного бандформирования, и капитаном пиратского корабля. Был шпионом дома Тирелов (по «Игре престолов»), был пассажиром яхты, очнувшимся без памяти в трюме, был даже черным говорящим котом в доме покойного мага.

У игр нет сценария. И это очень важно. Каждый игрок имеет лишь начальную квенту (легенду) и свои цели. Как он будет их реализовывать, с кем строить отношения – игрок определяет сам. В этом для меня и есть основной прикол игр. Это возможность на время полностью погрузиться в «шкуру» другого человека (существа) и жить его жизнью, интересами. Самому определять, что важно и как себя вести каждому конкретному персонажу. Таких ощущений не сможет дать ни одно другое развлечение. Хотя я, как и многие, не отказываюсь и от похода в кино, и от игры в баскетбол.
Когда не было социальных сетей ролевики находили друг друга по знакомым и на играх. Потом появились форумы, сейчас сообщества в соцсетях. В Курске, к сожалению, централизованного сообщества нет (есть несколько разрозненных небольших). Это связано с затуханием движения в нашем городе и, в первую очередь, с отсутствием игр в Курске. Встречи и чаепития, конечно, устраиваем, но это уже больше дружеские посиделки, чем тематические ролевые беседы.

В целом ролевик – это элемент неформальной культуры. Но с возрастом он становится очень приличным человеком, в котором мало заметны черты неформала. Образы абсолютно разные, думаю, нельзя выделить типичных. Хотя в старых анекдотах шутили про смесь металлиста и хиппи.

Конфликты бывают с такой же частотой, как и в обычной жизни. Про межличностные рассказывать не буду, а вот про игровые расскажу. Одних игроков может не устроить то, как ведут себя «по игре» другие. То есть персонажи могут быть более дерзкие или необоснованно агрессивные, или просто тупые. Так или иначе портят игру. Такие конфликты могут решаться как «по игре» (например оглушение, отравление, убийство персонажа), так и «по жизни» (выяснение отношений с привлечением мастеров (организаторов) или без).

В ролевое движение приходят в 16-18 лет и уходят в 26-28. Хотя я знаю великое множество замечательных игроков от 30 до 40 лет (собственно те, кто стоял у истоков). Средним возрастом будет являться 22-24 года. Хотя это лишь мое суждение. Платежеспособность вопрос сугубо индивидуальный, но думаю, что она выше средней. В подавляющем большинстве случаев мы готовим наряды сами. То, что можно сшить, проектируем и заказываем в ателье или у швей, доспехи и оружие, как правило, покупаем в кузнях и магазинах. Амуницию из пластика в последнее время все больше и больше игроков делают сами.
Вдохновляемся мы «артами» — изображениями из того мира или времени, которые моделируются, а также правилами и «бэком» — описанием мира игры.

В других городах все лучше. Раньше и в Курске собирались игры по 200-300 человек. То есть потенциальных ролевиков было 500+. Сейчас их осталось 50-100 на весь город, мы все друг друга знаем и можем пересчитать по пальцам. Хорошие и большие игры проходят в Подмосковье, за Уралом. Из ближайших городов движение живо в Воронеже. В 2017 году даже в нашем Железногорске прошла замечательная игра с 40 участниками.

Елизавета Дегтева, 23 года, психотерапевт

Я пришла заниматься в студию исторических танцев «Горицвет», и подруги предложили мне поехать с ними на ролевую игру. Я была счастлива, потому что хотела попробовать ещё с подросткового возраста, но у меня не было знакомых ролевиков, и где их найти, я не знала.

На первом курсе института мне было 19. Игра была на базе отдыха под Белгородом, называлась «Современные сказки», про то, как все сказки мира существуют бок о бок в одном мире. Я играла фею из «Волшебник страны Оз». Мне понравилось так, что и не описать, я осталась в полнейшем восторге! Было полное ощущение погружения в другую реальность. С тех пор я не могу остановиться.

С 2010 года езжу на несколько игр в сезоне, от двух до пяти. Был, правда, один год отдыха. А этим летом я поставила свой личный рекорд — пять больших ролевых игр за лето, почти подряд. Самой яркой в моей истории была игра «Стимпанк: век разума» под Петербургом, где я играла австрийскую принцессу с русской душой. Вообще, каждая роль очень важна, ярка и любима.

Так как по образованию я психотерапевт, то для меня «прикол» игр в том, что я рассматриваю их как способ познания себя. На каждой игре я играю роль, иногда очень похожую на меня саму, а иногда совершенно далёкую. В каждой из ролей я пробую то, что ещё не попробовала в жизни, учусь новым способам взаимодействия с миром и исследую способы, к которым уже привыкла (и которые зачастую мешают). После игры я тщательно рефлексирую на тему того, что со мной случилось, во что я играла и что узнала о себе самой. Также РИ для меня — возможность дать волю своей фантазии в создании ярких образов, костюмов, аксессуаров. И, как поэту, для меня важно творить: при подготовке к игре я пишу легенду своего персонажа, а после игры дописываю историю его жизни. Это потрясающе: по отчётам с игр можно писать настоящие книги! В них настоящая глубина чувств, ведь все эти истории я переживаю по-настоящему и пропускаю через свою душу.

Основная масса ролевиков, с которыми я дружу и знакома, очень образованные, начитанные люди, а также чрезвычайно творческие. Их энергию просто не унять! Они делятся и по типу ролевого взаимодействия, и по темам игр, в которые им интересно играть, и ещё много-много подразделений. Есть, например, классические «воины», те, кто ездит на РИ сражаться. Есть те, кто ездят просто за атмосферой, пожить в другом мире. Есть игроки, для которых важнее всего сыграть драматическую историю. Есть даже те, которые ездят на игры, чтобы только готовить или только строить! В этом отдельный кайф для них.

В России ролевое движение берёт своё начало ещё с 80-х годов, тогда этим занимались студенты. Сейчас в РИ эти люди очень ценны своим опытом и знаниями. Основная масса ролевиков сейчас — это студенты, в целом движение очень юное. За границей, кстати, совсем не так, там РИ занимаются взрослые и обеспеченные люди, и движение ближе к реконструкции и более элитарное.

У нас костюмы все стараются шить сами, чтобы было дешевле. Ведь часто это исторические наряды, в которых множество специфических деталей: корсеты, нижнее бельё, обувь, не говоря уже про мужские доспехи и вооружение. Всё это влетает в копеечку. Сейчас в России много мастерских по пошиву нарядов, обуви, сумок, ковке доспехов и оружия. То есть, купить можно всё, что угодно, но многим интереснее делать самим. Вдохновляемся мы работами заграничных коллег, историческими источниками, часто — иллюстрациями, фильмами, сериалами.

В маленьких городах, конечно, меньше рынок предложения, но это даёт нам особую черту: у нас есть мотивация во что бы то ни стало искать, найти и научиться не хуже, чем в столице, будь то шитьё, доспехи, танцы, умение играть. Те же москвичи часто поражаются нашему «вгрызанию» в знания, потому что в Москве ролевики часто предпочитают купить готовое, а в провинциях больше мотивация сделать самому.

Денис Соловьев, 40 лет, технолог мебельного производства.

Мое увлечение РИ началось, конечно, с книг. Когда я, будучи школьником, прочел в библиотеке почти все книги по истории, то переключился на сказки, легенды и эпосы. Так я совершенно случайно прочел «Хоббита» в переводе Натальи Рахмановой и «Хранителей». Потом были другие авторы и книги, но этот момент стал определяющим.

Про сами игры я узнал из газет. Тогда про толкиенистов (термин «ролевики» появился значительно позднее) писали и «Комсомольская правда», и «Аргументы и факты». Так я выяснил, что есть люди со схожими интересами, про волшебное место Эгладор (Нескучный сад в Москве), про Хоббитские Игрища.

Первая моя игра было по «Властелину Колец» Д.Р.Р.Толкиена. В 20 лет мне выпала нелегкая доля играть Гэндальфа. Это была первая ролевая игра в Курске. Разумеется, всем понравилось и хотелось еще.

Если говорить о Курске — то принял участие примерно в двух десятках игр, точную цифру назвать сложно.

Одни из последних ярких игр в Курске (на мой субъективный взгляд, разумеется) — «Ущелье горной ведьмы» в 2006 и «Хоббит — Одинокая Гора» в 2008 году.

За двадцать лет я успел побывать и Гэндальфом, и Сауроном, и королем Артуром, и чародеем-ренегатом Риенсом. На мой взгляд чем меньше персонаж описан в источнике, тем интереснее его играть. Потому что все быть королями и чародеями все равно не смогут, да и известные сюжеты их ограничивают в поступках и выборе.

Типичного образа ролевика не существует. Даже если забыть, что все люди разные, в РИ на данный момент слишком много течений, чтобы говорить о том, что это ролевик, а это нет. А в определении я согласен с википедией. Ролевики — субкультура людей, играющих в различные ролевые игры, в первую очередь ролевые игры живого действия.

На данный момент возраст сферического ролевика в вакууме перевалил за тридцатник. Платежеспособность зависит не столько от возраста, сколько от трудоустройства и списка приоритетов для каждого конкретного человека.

Взнос идет на аренду полигона и стройматериалы, так что зависит от сроков и количества участников. Ну, и навороченности проекта. В среднем 500-1500 рублей. Хотя если это небольшая friendly game, то взноса может вообще не быть.

Фото из личного архива героев публикации. 

comments powered by HyperComments