Курская Дуга-80

Как красноармейцы штабной танк угнали

wp-mediacity

24 окт в 10:18

8 июля 1943 года. Под Понырями полыхают бои. Враг навалился всей мощью. Волна за волной выкатываются на поля фашистские танки. Обстановка тяжёлая и тревожная. 

Командир 24-го отдельного разведывательного батальона третьего танкового корпуса второй танковой армии Центрального фронта капитан И.А.Суржиков ставит задачу своему заместителю капитану Д.А. Закревскому:

– Ночью отправиться в расположение противника и «добыть» языка. 

Дмитрий Андреевич – опытный разведчик. Он служит в РККА с 1936 года. В 1939 году участвовал в освобождении Западной Белоруссии и Украины, в 1940 году – Бессарабии. В ночь с 22 на 23 июня 1941 года старшему лейтенанту Закревскому выпало участвовать в пядисетякилометровом рейде  его родной танковой дивизии в Луцк. Тогда из-за налётов вражеской авиации было потеряно 118 танков. Оставшиеся 45 боевых машин в ночь на 24 июня атаковали немецкую дивизию, сумев её потеснить. Так началась Великая Отечественная война для главного героя этого рассказа. К началу Курской битвы уже в звании капитана Д.А. Закревский пользовался заслуженным авторитетом опытного командира и высокопрофессионального воина. Во второй день сражения 6 июля его разведгруппа выполняла боевое задание в 2 километрах юго-западнее станции Поныри. При налёте вражеской авиации на передний край линии обороны наших войск Закревский из пулемёта «Брен» сбил немецкий двухмоторный самолёт Ю-88. За пикирующий бомбардировщик капитан был награждён орденом Отечественной войны II степени.

В ночную вылазку 9 июля с Дмитрием Андреевичем пошли одиннадцать добровольцев. Им суждено было войти в историю, как «Группа Закревского» и внести вклад в перелом сражения на Курской Дуге.

Пётр Дмитриевич Косик, командир разведвзвода, младший лейтенант, 29 лет, украинец, родом из Харьковской области.

Михаил Николаевич Минин, командир взвода бронемашин, старший сержант, 26 лет, русский, родом из Ленинградской области.

Илья Владимирович Быстрицкий, военфельдшер, лейтенант медицинской службы, 22 года, еврей, родом из Керчи.

Пётр Иванович Иванников, пулемётчик, ефрейтор, 20 лет, русский, родом из Алтайского края.

Михаил Иванович  Калинин, командир машины (МК-1), старший сержант, 27 лет, украинец, родом из Донецкой (Сталинской) области. 

Владимир Николаевич Новиков, пулемётчик, гвардии красноармеец, 26 лет, русский, родом из Сумской области. 

Николай Давидович Плешкевич, командир машины (МК-1), 24 года, белорус, родом из Минской области.

Ефим Емельянович Семинец, автоматчик, старший сержант, 26 лет, русский, родом из Ростовской области.

Иван Семёнович Семёнов, автоматчик, сержант, 21 год, русский, родом из Смоленской области.

Виталий Никанорович Подоляев, наводчик ПТР, сержант, 21 год, русский, родом из Горьковской области.

Доброедов Пётр Владимирович, радиотелеграфист, пулемётчик, красноармеец, 29 лет, русский, родом из Витебской области.

Многонациональная команда двадцатилетних: самому младшему – двадцать, старшим – двадцать девять. Только у четверых солидный боевой багаж за плечами, в том числе, у командира группы, 28-летнего киевлянина, украинца Закревского. Задание было ответственным и сложным, добровольцы понимали, что могут не вернуться из рейда во вражеское логово.

Первую часть пути из села Березовец до  южных окраин Понырей разведгруппа проделала на бронетранспортёрах, дальше – пешком на передний край. Воины 1019-го стрелкового полка помогли усилением огня отвлечь противника, и группе Закревского удалось без потерь преодолеть нейтральную полосу. Незамеченными разведчики смогли углубиться в тыл противника на 10 километров, несмотря на то, что от станции Поныри до станции Малоархангельск местность «лысая», укрытием могли служить только поросшие мелким ивняком овраги и овражки. 

Разведчикам долго не удавалось найти нужного «языка». Моросил мелкий дождь, темень непроглядная, только позади у Понырей всполохи. Возвращаться без добычи нельзя.

Наконец после нескольких часов у южных окраин посёлка Бузулук смогли обнаружить разместившееся в рощице подразделение немцев. Сразу привлёк внимание непонятный бугор с еле заметным внутренним свечением. Когда приблизились, поняли, что это аккуратно укрытый брезентом танк. Поблизости никого нет, люк открыт, внутри светится огонёк. 

Первым во вражескую машину забрался военфельдшер Илья Быстрицкий. Сразу за ним проворно юркнули командир разведвзвода Пётр Косик и командир машины Николай Плешкевич. Через минуту у танка был и сам Дмитрий Закревский. Увиденное поразило и обрадовало: внутри на небольшом столике лежали карты и документы. Подавала признаки жизни рация. Полный боекомплект, пулемёт с уже вставленной лентой.

Косик занял место  механика-водителя, удостоверился, что машина на ходу, и он сможет ею управлять. Мгновенно у всех возникла сумасшедшая идея не просто забрать документы, а угнать танк!

Невероятные быстрота, чёткость и слаженность действий, отчаянная храбрость позволили провести дерзкую операцию, как по нотам. С машины быстро сброшен брезент, лес огласился ревом двигателя, немцы не сразу поняли, что произошло. Забегали, «занемовали», «загыркали» и начали стрелять. Но шквальный огонь разведчиков не позволил ошалелым гансам даже приблизиться к танку.

В яростном, но быстротечном бою наши воины вышли победителями  и оторвались от преследования. Немцам не помогла даже быстро подключенная к действиям разведывательная и бомбардировочная авиация.

Когда угнанный танк преодолевал  вражеские окопы, короткая июльская ночь уже заканчивалась. На мгновение ситуация превратилась в трагикомическую. Стремительное продвижение своего танка немцы приняли как сигнал к началу наступления и побежали за ним. А тут в их сторону из танка полетели пулемётные очереди. Ошарашенные, они все ещё какое-то время бежали вперёд, а потом замерли, как в немой сцене.

Тем временем разведчики решали новую проблему: как безопасно подойти к линии обороны, чтобы не погибнуть от снарядов своих же артиллеристов. Вновь отличился Илья Быстрицкий. Он нашёл в танке полотнище немецкого танка и стал размахивать его красной частью, давая понять, что они свои. Но тут словно «одумалась» бронированная машина, зачихала, закашляла и остановилась всего  в 400 метрах от нашего рубежа. Разъярённым немцам каприз их машины не помог. Разведчики смогли быстро организовать буксировку трофея.

В угнанном из под носа фашистов штабном танке находились ценные оперативные документы. При этом разведгруппа не потеряла ни одного бойца, уничтожила два взвода вражеских автоматчиков и, предположительно, подстрелила немецкого вестового с приказом о начале наступления в 6:15.

Реакция нашего командования была молниеносной: с 04:00 до 06:00 советские самолёты атаковали немецкие позиции.  

На наших героев мгновенно навалилась усталость. Потом были спокойная радость, что выполнили приказ, что все вернулись живыми. Были «атаки» корреспондентов сразу нескольких газет, благодаря чему мы можем увидеть героев на фоне угнанного ими штабного танка. Были награды.

Капитан Закревский представлялся к награждению орденом Ленина, но был награждён орденом боевого Красного Знамени. 

Младший лейтенант Косик тоже представлялся к награждению орденом Ленина, но был награждён орденом боевого Красного Знамени. Посмертно. Пётр Дмитриевич погиб буквально через два часа после благополучного возвращения из рейда в тыл противника на наблюдательном пункте от разрыва немецкой авиабомбы.

Старший сержант Минин был представлен к награждению орденом боевого Красного Знамени: «Во время нападения на разведчиков пехоты противника у захваченного немецкого танка умело расположил бойцов для обороны. Первый применил гранаты и по его команде остальные младшие командиры и бойцы забросали врага гранатами.» В этом бою ст.сержант был тяжело контужен, но продолжал сражаться и умело руководить бойцами. Командование 2-й танковой армии утвердило награждение орденом Отечественной войны I степени.

Старший военфельдшер Быстрицкий был представлен к награждению орденом боевого Красного Знамени,  но командование утвердило награждение орденом Отечественной войны I степени. Этот орден был первым в его воинской судьбе.

Ефрейтор Иванников был награждён орденом Красной Звезды, цитата из наградного документа: » Во время захвата немецкого танка метким огнём уничтожил двух гитлеровцев. Заметив крадущегося к ним со связкой гранат  немецкого солдата, уничтожил его гранатой.»

Старший сержант Калинин награждён орденом Красной Звезды.

Гвардии красноармеец Новиков награждён орденом Красной Звезды.

Старший сержант Плешкевич награждён орденом Красной Звезды.

Старший сержант Семинец награждён орденом Красной Звезды.

Сержант Семёнов награждён орденом Красной Звезды.

Сержант Подоляев награждён орденом Красной Звезды. В том рейде он спас командира разведгруппы: «во время нападения на них немцев умелым броском гранаты уничтожил двух гитлеровцев, своевременно заметил раненого фашиста, целившегося в капитана Закревского и уничтожил его выстрелом из карабина.»

Красноармеец Доброедов  был представлен к нараждению орденом Красной Звезды: «был поставлен в засаде и открыл пулемётный  огонь с целью обратить на себя внимание врага и обеспечить действия своих товарищей. По огневой точке враг открыл сильный миномётный огонь, тогда тов. Доброедов избрал себе другую позицию и прекратил стрельбу. Немцы рассчитывали, что пулемёт уничтожен…пошли в атаку. Выждав момент, тов. Доброедов открыл по фашистам огонь, своими умелыми действиями и решительностью нанёс врагу большой урон.» Командир 3-го танкового корпуса «пожадничал» и утвердил награждение медалью «За отвагу». Но свой орден Красной Звезды Пётр Владимирович всё же получил,  за бои в августе 1944 года.

История подвига группы капитана Закревского попала на передовицы газет и даже в сводку в Совинформбюро от 10 июля 1943 года, которую каждый день с надеждой и верой в Победу слушали миллионы людей. 12 героев смогли внести свой вклад в перелом Курской битвы и в начало  триумфального пути Красной Армии на  Берлин.  

По материалам Ю.Дегтярёва, руководителя историко-краеведческого музея Полянской средней общеобразовательной школы имени гвардии лейтенанта М.И. Ходыревского